Loveless... to be continued.

Объявление

ЛЕТО!!! я ЖДУ ТЕБЯ!!!!


Игровое
Время: 3 декабря 2010 года,
пятница, 01:00 - 15:00 (смена времени состоится по мере необходимости.)

Погода: Неяркое солнце, температура воздуха - 5 С, ветер холодный, северо-западный, 2-5 метров в секунду.

Летопись: cобытия в игре.


Новости
Внимание! Игра строится по принципу смешанного мастеринга!
НОВАЯ СЮЖЕТНАЯ ВЕТКА!!!.
Важно!
Читаем новости.

Вакантны роли Сеймей,Нисей, Нана, Коя, Ямато, Юйко, Нагиса.. Претендентам обращаться в администрацию.

В игру срочно требуются преподаватели для школы Семи Лун!

Обновлен раздел теории, добавлены темы Нарекающие и Истинная Речь.



Администрация
Мангака (Личка, e-mail)
Прошу отметиться посещением TOP'а, это поможет нам привлечь новых участников на проект:
+ Рейтинг Ролевых Ресурсов

RPG TOP НАС РЕКОМЕНДУЕТ!
Уважаемые гости! Ввиду высокого рейтинга мы вынуждены закрыть некоторые игровые разделы Форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless... to be continued. » Токио. Транспорт. » Токийский метрополитен


Токийский метрополитен

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

------------<<<< Ресторан "Namahage"

Нагиса шла от ресторана вниз по улице, Токио она знала и любила, но в последние годы редко выходила из школы. Все, что ей нужно, доставляли или лаборанты, или ученики. Заколка была сломана, возвращаться в школу не хотелось. Было грустно, больно и обидно, где то среди этой какофонии звучало раздражение и усталость, отчаянье.
Нагиса могла вызвать машину и доехать до ближайшего магазина с бижутерией, но решила вспомнить студенческие годы и поехать на метро. Зайдя на станцию Раппонги, она выбрала свой маршрут и села в поезд. 
Поездка в метро не заняла так много времени, возможно потому, что женщина была задумчива и не обращала на окружающее пространство никакого внимания. Инстинкты Бойца не забыли напомнить об интересующей её остановке в районе Гинза. Нагиса вышла из метро. Удивительно насколько станции отличались друг от друга.
Гинза - самый престижный торговый район Токио. Здесь есть на что потратить деньги, и немалые. Так как цены в известных универмагах и ресторанах Гинзы самые высокие в городе.
Найдя магазин, она довольно быстро выбрала заколку и, с помощью продавщицы, расчесав и уложив волосы, заколола новой побрякушкой.
Метро не доставило Нагисе удовольствия и она остановила такси. Хотелось побывать в парке и она предложила таксисту самому выбрать парк для её прогулки. Уже пожилой мужчина удивленно посмотрел на молодую женщину и предложил парк Уэно, который считался одним из самых крупны и красивых парков страны.

---->>> Парк Уэно.

Отредактировано Нагиса Саган (2010-07-28 02:28:16)

0

32

Начало игры.
Матис уже где-то месяц не выбирался из Кампуса. СПо выходным он находил чем заняться, по буням нужно учиться. Но скоро будет холодно, а из прошлогоднего пальто он уже вырос, пора выбирать что-то новое. "Да и родителей давно не видел, " - Матис тяжело вздохнул, всё чаще он хотел вернуться обратно домой. На прошлых выходных он звонил маме, но где-то посередине разговора она сказала, что ей пара бежать, потому что у неё не все материалы готовы к номеру. "Жизнь без меня не останавливается,"- юноша ещё раз тяжело вздохнул.
Сейчас он стоял на станции метро и внимательно изучал карту, умение ориентироваться в городе никогда не было его сильной чертой. Наконец определив свой маршрут, Матис стал ждать нужного поезда.
С одной стороны, ему хотелось вернуться домой и чтобы как раньше ходить в школу, решать насущные проблемы, а с другой он понимал что "как раньше уже ничего не будет" и это просто бегство от реальности. "Как компьютерные игры," - юноша усмехнулся сам себе. Подошёл его поезд. 
В вагоне было много людей, Матис их внимательно рассматривал, он встал в углу, чтобы было всех хорошо видно. Школьницы о чём-то радостно щебетали. "Познакомиться с ними?" - на лице юноше и мелькнула шальная улыбка и он подмигнул одной девочке. Потом Матис перевёл взгляд на мужчину с портфелем, тот время от времени смотрел на часы. Сердце юноши болезненно сжалось, так делал его отец, когда куда-то опаздывал.
Поезд остановился и школьницы вышли, а с ними и большинство людей, но тот мужчина остался. Матис пристально смотрел на него. "А может ли быть так, что не узнаю своего отца на улице? Я же не видел его полтора месяца."
Когда девушка прохладным голосом объявила об его остановке, он поспешил выйти. "Опять спасаюсь бегством от собственных мыслей ," - Матис выругался уже в слух и пошёл по направлению к выходу из метро.
>Торговый центр "Bape"

0

33

Тами и Аясе сидели очень близко друг к другу. Они примерно знали, где находится школа, в которой стартует их первое задание. Благо, прежде чем сесть в метро они нашли карту в старом ларьке. Добрый продавец даже прочертил красным маркером на карте ихпуть и указал номер поезда, на котором нужно ехать. Даже остановку нужную подсказал. Ехать им предстояло минут двадцать, не так уж и далеко. Количество людей в метро поражало. Тами чувствовала себя каплей в человеческом океане. Капля, которая возомнила о себе слишком много, капля, которая иногда считает, что она - океан и весь мир крутится вокруг неё. Аясе тоже было неуютно в общественном транспорте. Он держался за девушку, как за спасительный круг.
- Столько людей, да Аясе?
Шепотом спросила Тами, сжимая ладошку Юкии.

0

34

Мальчишка крепко держал своего Бойца за руку, стараясь находится как можно ближе. В таком скоплении людей ему было не уютно. Хотя, неуютно - мягко сказано. Ему было не комфортно. Липкий страх давил и угнетал.
Тами-саан, давайте уйдем отсюда?-мысленно взывал мальчик к девушке, прижимаясь к ее руке. естественно, он знал, что Тами его не услышит. По спине побежали мурашки.
Они отыскали продавца, у которого купили запылившуюся карту. Этот же добродушный дядечка и указал им путь, даже подсказав станцию.  В голове Юкии смутно пробежал вопрос: "А зачем?" Действительно, зачем они купили карту, если у него была своя. Когда они от него уже отходили, он поинтересовался у светловолосого мальчика.
-Ребенок, это твоя сестричка? А почему она тебя оформляет в школу, а не родители?-спросил мужчина покручивая ус. Но Аясе не успел ничего ответить, потому что их уже заслонила толпа. А через несколько минут он услышал шепот Катоны над ухом.
- Столько людей, да Аясе?
Мальчик кивнул, сильней сжав руку Стража. Так было спокойнее.
-Тами-сан, а мы сейчас в школу пойдем, да?-негромко поинтересовался он глядя на часы. Время было уже, не сказать что позднее, но уроки должны были завершится

0

35

Поезд несся по тонелям метро очень быстро. Благо, можно было обойтись без пересадок. Ориентация на местности у Тами была совсем плохая. Папа часто шутил, что Тами можно обвести вокруг трех деревьев, сказать ей, что она в другом городе и девушка поверит. На это Тами всегда немного дулась, но понимала правоту отца. Передвигаться по улице помогали прохожие, у которых девушка не стеснялась спрашивать дорогу, и ориентиры. Ориентиром могло служить большое здание, или необычное дерево. Все, что легко было запомнить и узнать.
-Тами-сан, а мы сейчас в школу пойдем, да?
Это было самой сильной, волнующей и пугающей мыслью. Не допустить ошибки, выполнить задание - все это было так важно сейчас. Очередная остановка. Тами узнала станцию. Когда двери распахнулись, девушка заметила неоновую вывеску "пиццерия"- очередной ориентир.
Тами потянула Агнца к выходу.
- Да,в школу. Пойдем, Аясе!
Едва они выскочили из вагона и отошли от него на безопасное расстояние - двери захлопнулись, поезд сорвался с места. Глаза Бойца не уловили никаких подозрительных аур, кроме них в метро сейчас небыло ВС.  Девушка перевела дыхание. Посмотрела на Аясе с нежностью.
- Как ты?
Царапины на коленке уже не казались такими угрожающими, как раньше.

0

36

Поезд ехал быстро. Перед глазами почему-то плыло. Ссадины ныли. Мальчик старался сфокусировать взгляд на карте метрополитена. Тщетно. Все плыло. Непонятно почему. Юноша прикрыл глаза и потер и ладонью. Потянулся. Посмотрел на Тами. Аясе все же смог сфокусировать взгляд на лице Бойца. Встревожена? Мальчик сжал ее руку.
"все хорошо"-убеждал он себя и попутно Тами. Крепко держал ее за руку, чтобы придать уверенности. "Все будет хорошо"-постоянно повторял про себя мальчик, постепенно успокаиваясь.
Все хорошо, если Катона точно знает где выходить Паре. Ох-хо-хо. Лично Аясе совсем не ориентировался на местности и спокойно мог заблудится в трех соснах.
Юноша провел по светлым волосам, чуть взъерошивая их. Улыбнулся. Правда, все будет хорошо. Тами же рядом. Вот очередная остановка. Вдруг, девушка подрывается и тянет Аю к выходу.
-Наша остановка, Тами-сан?-поинтересовался мальчишка когда они выбрались из вагона.
Аясе озирался, в поисках аур, но нет. В метро были исключительно обычные люди, никого из ВС не было. Из груди вырвался облегченный вздох. Все хорошо.
- Как ты?
Мальчишка посмотрел на своего Бойца и улыбнулся. Улыбка искрилась теплотой, счастьем и весельем.
-Все хорошо! Ну, теперь в школу?-поинтересовался подросток

0

37

Приятно знать, что ты не один и все твои радости, горести, переживания разделены надвое. Приятно видеть улыбающегося Агнца, в такие моменты еще больше похожего на Ангела. Приятно вовремя встать на нужной остановке и отправиться навстречу приключениям. О том,что не все приключения заканчиваются хорошо, Тами старалась не думать. К чему пустые волнения? Крепко держа свою Жертву за руку, девушка направилась к большой белой надписи "выход". Некстати вспомнилась песня, заиграл в голове невеселый мотив "Скоро рассвет, выхода нет...". Выход есть! - подумала Тами, прогоняя из головы  навязчивую мелодию. Вокруг суетились какие-то люди, в строгих и очень простых одеждах. От маленьких магазинчиков и закусочных рябило в глазах. Снова девушке стало казаться, что она живет в океане, только этот океан человеческий. Надпись "выход" немного успокаивала, вселяла уверенность. Со скоростью, максимально возможной для двух детей, Аясе и Тами покинули метрополитен.

-----> Школа, где учится Рицка 1 декабря

0

38

----> Дом семьи Аояги. 1 декабря.

Прошел час, а может больше. Соби не шевелился. Мыслей тоже не было. Умиротворение, так долго царившее в душе Бойца, резко сменилось беспокойством. Соби аккуратно стянул со своих волос руку мальчика, и стал собираться. На цыпочках Соби добрался до ванной, умылся. Холодная вода помогла Стражу придти в себя, и трезво оценить сложившуюся ситуацию. Вывод был очевидный: нужно уходить. Как можно быстрее надо закончить дела, которые касались их переезда. Рицка пусть поспит, наберется перед дорогой сил.
Соби использовал уже излюбленный свой способ: забрал с тумбочки у Рицки телефон, проверил, чтобы звук был выключен, и послал мальчику такую смску: «Я за вещами, приду позже. Chu»
Боец накинул пальто, тихо прикрыл за собой балконную дверь (которая, надо отметить, на этот раз закрылась бесшумно), и спустился по трубе. Утренний воздух холодный и прозрачный «звучал как струна», и в глазах Бойца рябило. Или виноваты стекла очков?
На душе Соби было как-то гадко, не смотря на то, что очевидных причин тому не было.
Страж давно заметил, что интуиция ему не врет. Уже тысячи раз было так: не послушаешься интуицию, получишь сполна. Но на этот раз особого выбора не было, и Боец заспешил к метро, ведь это единственный вид транспорта, который ходил в такое время суток.
Ближайшая станция метро находилась в двадцати минутах ходьбы – Соби был только рад возможности проветриться, немного придти в себя. Утренний прохладный воздух и сигарета способствовали.
Знакомая буква «М» у закрытого еще торгового центра заставила Бойца прибавить шаг. Не став дожидаться лифта, Соби спустился по лестнице до перехода. В будочке полудремала маленькая пожилая женщина, которая при появлении Соби вздрогнула, видимо, напугавшись. Боец улыбнулся, успокаивая женщину, и заслужил ответную улыбку.
– Доброе утро! Вам один? - женщина сама начала разговор.
– Если можно, четыре, – Соби быстро подсчитал, сколько понадобится ему в ближайшее время.
На этом утренний, сонный диалог был окончен, Соби спустился на перрон.
Соби едва сдержался, чтобы не стиснуть виски руками, этот противный звук оповещал Агацуму, что рядом чужой Страж. Привычный, казалось бы звук, но за столько лет Боец так и не смог привыкнуть к противным ощущениям. Агацума поморщился и аккуратно зашел за колонну, наблюдая за редкими утренними прохожими. Соби знал, кого ищет. Однажды он уже встречался с этим парнем. Малодушно он уже казался Соби мифическим, и если бы не материальные доказательства, позволил бы себе забыть об этом, как не очень хороший сон.
Боец достал из кармана сотовый телефон, посмотрел на последние вызовы. Написал смску Кио, к которому обещал забежать ненадолго – «Возможно сегодня не приду. Пока»
Соби на всякий случай попрощался – не был уверен что теперь сможет увидется с Кайдо перед отъездом лично.
Агацума невольно посмотрел на время – «5:15».

0

39

Записку Нисей прочел на первом же перекрестке, ухмыльнувшись, когда разворачивал бумагу.
«Перестраховщик, блин…»
Угловатые печатные буквы совсем не напоминали резковатый, но все таки изящный почерк Жертвы.

После пожара
Лишь я не изменился
И дуб вековой.

Парень уже видел эти строчки, когда однажды спер блокнот Сеймея. Тот был без ума от традиционной поэзии, и некоторые странные хайку выписывал себе. Это был вроде бы Басё, или его любимый Хасо. Но вот на кой черт, и что они значили…
«А какая мне разница-то? Что ничего хорошего – я уверен, а дальше пусть этот голову ломает!» - хмыкнул Акаме.
Он принюхался, с удовольствием, как кот – с пальцев на бумагу перешел запах, и листок пах парфюмерной водой Сеймея, привычной и любимой. Нисей до этого хотел назло помять лист, но передумал, и аккуратно сложил, как было, типа и не разворачивал.
И пошел дальше, радуясь, что на улице мало прохожих. Обида и злость душили изнутри, и если бы сейчас Стража кто-то толкнул, он не то, что не извинился бы, а просто убил сразу.
«Блин! Блин-блин-блин!!! Ну, вот как ты не понимаешь, а?! Что этот щенок Минами хоть и не дорос мозгами до учителя, он же все равно мудак и сволочь! Трусливая, нерешительная, лживая полудохлая дрянь!!! Которая себе и всем врет, а тебе до дури завидует, потому что это с детишками типа рицкиных дружков и нагисиных ноликов без палочки он крутой король, они ему в рот смотрят! А по сравнению с нами - просто обычная подзаборная собака, которая ничего не стоит! Ибо сил нет, мозгов нет, и рожа… тоже.
Этот лох никогда не допрыгнет до уровня Возлюбленных, и будет на стенку лезть от своей ничтожности, а ты хочешь его Бойцом… ты долбанулся совсем что ли, а, Любимый?! Он же пустая фальшивка по сравнению с нами, баран в волчьей шкуре!!! Ладно, его эти дятлы-вылетки любят, которые сами не доросли! Он с ними цацкается, типа дружит – чтоб нужным-важным почуять себя, реально-то силенок не дано. А тебе-то нафига неуравновешенный пацан с детскими заскоками, который еще и сбегает, когда жареным запахло?! Который за пацана прячется, ибо в глаза боится глянуть, предатель!
А ты взрослый человек, если любишь детишек, так милого мальчика и я сыграю, мне чего – жалко что ли… для любви никого не жалко! Только вот тебе ж реально надо пса… а слугой я не буду, так и знай! Я хоть и помогать рад и все дела, но на колени не стану, и собой останусь! И заставлю полюбить на равных, а не как ты хочешь! А этот козел тоже ведь не будет таким, как тебе надо, не мечтай… да и все равно я раньше с пути двину, чем он вообще что-то там своими куриными мозгами поймет!»

Если в начале разговора с самим собой лицо Нисея было обиженным и печальным, то под конец он снова злорадно ухмыльнулся.
«Ты никогда не сдаешься, а я – как ты… и этому лоху – конец!», - подытожыл Страж, засовывая записку обратно в карман.
Когда он убрал листок, выход метро внезапно оказался прямо перед носом, -  Акаме сам не заметил, что дошел на автомате. Билеты были с собой, поэтому он быстро прошел мимо дрыхнущей в кабине бабки, и устремился к турникету… и чуть не налетел животом на железный штырь. Только совсем не потому, что пропуск не сработал…
«Твою мать!»
Нисей резко остановился, споткнувшись на ровном месте, и скривившись, как от вони. Ибо вместе с билетом сработала интуиция, в башке противно зазвенело, знакомым мерзким чувством. Причем Акаме давно потерянным хвостом чуял, что это не случайный ВС, а именно тот, кто нужен. Точней – не нужен. Никому. И это надо объяснить доходчиво.
«Ну, ни хрена себе… прям боги помогли правому делу, ага. Вспомнишь заразу, отыщется сразу!», - пораженно хмыкнул Страж.
И воодушевленно рванул вперед, по зову Силы. До места не дошел, остановившись метрах в пяти, не трудясь искать, закрыл глаза, сложив руки на груди, и негромко съехидничал, скрывая презрением злобу.
- Ну, привет… выходи давай, подлый трус. От себя не скроешься, - неосознанно процитировал он Жертву.
Это давало сил… сил сразу не размазать по стенке бледную скотину.

0

40

Надо отметить,  картина, открывшаяся глазам Стража была на удивление забавной. Акаме встал посреди перрона, сложив руки на груди и что-то бормотал. Соби не слышал что конкретно сказал Нисей, но обращался тот явно к нему. Соби скрывал ауру, и прекрасно знал, что почувствовать  его было невозможно. Впрочем, Акаме был сильным Бойцом, это было понятно по яркой ауре. Сильным, но, разумеется, не идеальным.
Блондин, усмехнувшись, сделал два шага к Акаме. На фоне Соби брюнет казался Моськой рядом со слоном. Страж  чувствовал к Нисею необъяснимую жалось.
Этот человек пытается  пробить головой титановую стену. А что занятно, он всегда считает, что прав. Иногда полезно оставлять людей в счастливом неведении,  - Соби  понимал, что вроде бы должен испытывать ненависть к Акаме, к примеру, как в прошлую их встречу. Пытался нащупать в себе эти чувства, и не находил. Только снисходительность – как к малому неразумному ребенку.
– Если хочешь что-то сказать, говори немедленно. У меня нет на тебя времени – а вот лишней минуты у Соби действительно не было.
– Удивительно, что люди не понимают, когда с ними играют. Используют, заставляя верить в мистическое совершенство. Преданность это не  показушничество, и не громкие выкрики. Преданность – это желание быть с человеком, прекрасно зная, кто он такой. Прекрасно зная, на что он способен. А вообще, забавная выходит ситуация. Так и кажется, что судьба шутит. Но судьба всегда права, она многократно мудрее нас. И даже если сейчас все кажется неразрешимым, рано или поздно приходит понимание, что  так было нужно и важно
Боец огляделся по сторонам: оказалось, что  они привлекают слишком много внимания. Хотелось скорее прекратить этот бессмысленный разговор.

+1

41

"Пусть ты выше... только ростом. Как будто это что-то значит!" - Нисей  не опустил глаза, остановившись где стоял.
Ему вдруг пришла в голову смешная мысль, что пусть он мечтает придушить  этого урода голыми руками, то что тот был Бойцом Сеймея это по своему...  приятно. Да, вот так вот - извращенно. Ибо этот дурак сходил с ума,  мечтая дотянуться до солнца, но в итоге только упал в грязь.
"Как и всегда, как тебе и надо".
Кроме ненависти Нисей внутри души презирал чистого Стража. Тот был и  остался всего лишь дерганым и вечно релексирующим "да, у Сея подслушал!  И чего что не знаю?? Раз он так ругается значит и мне можно!" брошенным  ребенком, вообразившим что он взрослый. Вообразившим что он равен по  настоящему сильным людям. Хотя место ему было с детишками вроде Нулей и  подружек Рицки, глупых и наивных для которых взрослый странный дядя -  любимый царь и бог. Потому что против равных Агацума не имел шанса  поиметь признания и лести влюбленных дурочек типа той училки. Это ведь  не Бой. В обычной жизни даже Сеймей который на три года моложе, все  равно всегда будет намного выше и мудрей провального эксперимента  чокнутого директора 7 Лун. Просто потому, что он не выдуривается а в  самом деле такой какой есть, и знает, чего хочет.
- А ты не строй из себя Минами, бедненький мальчик. Нос не дорос, и  силенок не хватит. Быстро ты свое место забыл, как я погляжу... Ну да  ничего. Мигом вспомнишь, когда получишь по шее от... а неважно. Но это тебе не с детишками  игратся,  дурачок, - Нисей сначала не понял, что говорит вслух, но потом  не жалел. Ибо чего жалеть о правде??
То, как нагло Агацума смотрел на Стража Возлюбленных, говорило только о  том, что он ничего не понимает, в упор не видит настоящей обстановки  дел. И это отлично. Акаме бесило, что на него смотрят свысока, но он был  не глуп, и понимал - снизу проще ударить... Ведь он, Нисей, в итоге  получит все, о чем мечтал этот идиот. Уверенность у него была чисто  сеймеевская, да ко всему подкрепленная тактикой, которая вертелась в  голове...
Как приятно будет жить, зная, что этот страдает... даже не знаю, что  лучше - чтобы он подох, или чтобы всю жизнь медленно гнил зная что  потерял все. Потому что Жертва не любовник и не друг, это больше чем  любые людские отношения. Когда связь рвется - рвется все, в первую  очередь ты сам...
"И так приятно будет быть с Сеймеем зная что где то далеко далеко сходит  с ума тот кого ты вечно ставил мне в пример. Но я буду рядом, а твой  Агацума никогда не доберется до тебя, и проклянет все осознав что никто  не заменит, даже твой добренький братик! Его не станет даже если он  продолжит бродить по земле как автомат. Потому что он дурак и предатель,  но не нарушит приказ. А ты умный и гордый, и полюбишь меня... когда не  будет выбора. Я обыграю вас всех! Потому что я - как ты, только умею  сражаться. И буду в отличие от этого лоха только и ждущего повод  смириться и лечь в могилку!"
Необыкновенное воодушевление нахлынуло так ярко, что Акаме открыто  ухмыльнулся, торжествующе блеснув глазами. Рывком откинул длинные  блестящие волосы, и почти рассмеялся, глядя на непонимающего Агацуму.
В другое время он захотел бы поиграться как кошка с мышкой... как  Сеймей. Но в этот раз ненависть к конкуренту "хотя какой ты мне нахрен  конкурент... смех один - сравнили грязь с конфеткой" пересилила,  хотелось убить придурочную моль как змея, одним точным и быстрым ударом  в сердце. И Нисей по наитию выкинул из головы все задумки и планы, все  что хотел сказать по дороге. Вместо этого он молча шагнул вперед,  доставая из кармана к удивлению совсем не смявшееся письмо. Незаметно  поднес к лицу, напоследок со скрытым удовольствием вдохнув любимый  аромат Возлюбленного, которым тот пользовался годами. Но тут же отвел  руку, рывком сунув бумагу Агацуме:
- Я б тебе много чего сказал, дворняга... Но ты того не стоишь. На! Если  мозгов хватит, сам докумекаешь что к чему. А если нет тебе же хуже. И  мелочи своей ушастой считай приговор подпишешь.
Упоминание Рицки в ругательном падеже кольнуло болью, вспомнился темный  взгляд Сеймея готового убить за брата, даже когда мелкий придурок  заставлял его нервничать и грустить. Но Акаме упомянул его специально,  чтобы этому кретину Агацуме не пришло в голову например выкинуть бумагу  в мусорку не читая.
"Кто тебя знает, может Минами тебе последние мозги отбил. Но теперь  точно прочтешь - пусть ты предал настоящего хозяина, но в эту недожертву  влюблен, и опекаешь детишку... потому что сам ничтожество".
Нисей ухмыльнулся - мысленно. Некстати вспомнились рассуждения Аояги- старшего о психологических сублимациях и компенсаторике. Он говорил не  про Бойца, но очень подходило.Впрочем думать об этом было не время.   
Акаме остался достаточно далеко, чтобы вдруг не прилетело по лицу, но  довольно близко, чтобы увидеть малейшие эмоции на вечно каменной тупой  физиономии Стража. Он их ждал, внешне держа совершенно спокойную маску,  наподобие театра Кабуки. Стоял расслабленно, сохраняя невозмутимый вид,  слегка склонив голову набок, неосознаваемо копируя манеру Сеймея. И в  его глазах было примерно такое же выражение, снисходительной усмешки и  предвидения, но на самом деле он исподлобья сквозь ресницы жадно  вглядывался в ненавистного конкурента "хотя какой он мне... ну вы  поняли", дожидаясь когда шипастый ошейник вновь затянется на горле...  ожидая, когда Агацума сдохнет. Пусть пока только морально - за физикой  дело не встанет. В этом Нисей был уверен - ведь он Возлюбленный. Он  достоин своей Пары. В отличие от жалких подделок с вытрепанными  крыльями, которым даже в коллекции нет места настолько они никчемны.

0

42

…это тебе  не с детишками играть, дурачок – Соби уловил лишь конец фразы, ибо не вслушивался в болтовню Нисея. Агацума уже давно понял, что этот человек из тех, что может болтать  вечно, а по существу не сказать и слова. Более того, Акаме всегда стремился задеть, уколоть.
– Собака лает, ветер дует, - вспомнил Боец пришедшую вовремя на ум пословицу. В этот момент Акаме стал еще больше похож на Моську, прыгающую вокруг слона. Боец красочно представил мелкую шавку, прыгающую возле слона, а тот и ухом не ведет, не замечает мелкой сабочонки.
–Все-таки собака должна быть собакой. А не чихуахуа. Это уж скорее к кошачьим. Звуков много, пользы никакой. Вот совсем другое дело овчарки. Лая от них  не услышишь, а стоит дотронуться до хозяина, такая собака становится машиной для убийства
И действительно, «лай» Акаме  не произвел впечатления на Бойца, даже напротив, его стало еще жальче.  А вот волнение в душе Агацумы тем не менее нарастало. То, что этот Боец не просто так выискивал его в толпе, было понятно и дураку.
Соби  «поймал» взгляд Акаме,  и где-то в солнечном сплетении  сильно закололо, так уже было однажды. Блондину показалось, что Нисей смотрит на него чужим, не своим, но таким знакомым взглядом.
– В нашу прошлую встречу глаза Бойца были зелеными, нет? – задал Соби сам себе вопрос, и тут же дал на него ответ – Не может быть сомнений
Агацуме уже давно надоело обманывать себя, это слишком утомляло. И Боец решился.
–Иного быть не может. Сеймей либо жив, чего быть вроде как не может. Либо оставил очень хитроумные ловушки после себя. Но предусмотреть всего невозможно, даже если ты Сеймей Аояги. Он жив. Жив. Я чувствую. Это его глаза. От Акаме «пахнет» Сеймеем как бы он того не скрывал. Он смотрит его глазами. Он его уши, его руки. Он… его Боец, - Соби скривило от боли и отвращения. Чего больше? Соби и сам не знал.
В одну секунду все ужимки Акаме стали  еще более отвратительными, хотелось отвернуться или ударить. Но Боец остановил себя.  Прекрасно понимал, что делать это запрещено. Да и обижать тех кто слабее еще со школы учили, - плохо.
– Я бы тебе много чего сказал, дворняга…, - на этих словах Соби подумал, что дворнягой быть не обидно, гораздо противнее быть породистой шавкой, - Но ты того не стоишь. На! Если мозгов хватит, сам докумекаешь что к чему. А если нет тебе же хуже. И мелочи своей ушастой считай приговор подпишешь, - небольшой конверт перекочевал из рук темноволосого в руки Соби.
Как Агацума и предполагал, Акаме поступил предсказуемо и по-чихухуански, а то есть трусливо. Отошел ровно на то расстояние, чтобы не получить по морде. По наглой брюнетистой морде.
– А теперь беги. Считаю до трех. Раз… -  с этими словами Соби  вошел в вагон, но встал все так же лицом к Нисею.
– Два, - двери закрылись.
- Три, - Соби выдохнул, и решил  считать счастьем, что поезд так быстро уехал со станции, иначе… он чувствовал в себе силы раздавить этого Акаме словно букашку.
Боец огляделся – в вагоне было очень мало людей, и Соби, быстро оценив ситуацию  сел подальше от пассажиров - в противоположном конце вагона. Терпеливо развернул конверт, не разорвал, как  хотелось. Соби не был уверен, что хочет это читать. Но знал, что иначе не сможет. Совсем
«После пожара
Лишь я не изменился
И дуб вековой», - прочитал Страж и заледенел. Все то время, что ехал в метро – даже не моргнул.
– Басе. Сеймей. – Страж помнил эти книги. Запах чистых листов блокнота Жертвы, шуршание пера  о бумагу (Сеймей не любил обычных шариковых ручек).
Мыслей не было, сплошной автопилот. Вещи, опять дорога. На этот раз пешком. Хотелось замерзнуть. Чтобы пальцы покалывало на ногах, чтобы не чувствовать щек.

----- Дом семьи Аояги, 1 декабря.

Отредактировано Агацума Соби (2014-01-30 15:40:37)

+1

43

_

Отредактировано Никки Виррей (2013-02-26 17:47:59)

0


Вы здесь » Loveless... to be continued. » Токио. Транспорт. » Токийский метрополитен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC