Loveless... to be continued.

Объявление

ЛЕТО!!! Я ДОЖДАЛСЯ ТЕБЯ!!!!


Игровое
Время: 3 декабря 2010 года,
пятница, 01:00 - 15:00 (смена времени состоится по мере необходимости.)

Погода: Неяркое солнце, температура воздуха - 5 С, ветер холодный, северо-западный, 2-5 метров в секунду.

Летопись: cобытия в игре.


Новости
Внимание! Игра строится по принципу смешанного мастеринга!
НОВАЯ СЮЖЕТНАЯ ВЕТКА!!!.
Важно!
Читаем новости.

Вакантны роли Сеймей,Нисей, Нана, Коя, Ямато, Юйко, Нагиса.. Претендентам обращаться в администрацию.

В игру срочно требуются преподаватели для школы Семи Лун!

Обновлен раздел теории, добавлены темы Нарекающие и Истинная Речь.



Администрация
Мангака (Личка, e-mail)
Прошу отметиться посещением TOP'а, это поможет нам привлечь новых участников на проект:
+ Рейтинг Ролевых Ресурсов

RPG TOP НАС РЕКОМЕНДУЕТ!
Уважаемые гости! Ввиду высокого рейтинга мы вынуждены закрыть некоторые игровые разделы Форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loveless... to be continued. » Токио. Open air. » Парк Уэно. 30 ноября.


Парк Уэно. 30 ноября.

Сообщений 91 страница 118 из 118

91

Рицка призадумался, перебирая в голове все услышанное. Сказано не много, а реально того, чем можно воспользоваться на практике, вообще кот наплакал. Почему Соби так скудно делится информацией, даже когда она не лежит в сфере ограничения приказом? Ему это не надо? Он может нормально обходиться без участия Рицки в своей жизни? Ему велели найти и быть рядом с братом Сеймея, приказ он формально выполнил, а больше - это уже лишнее? А его постоянное:"Я люблю тебя, Рицка" просто что-то вроде присказки. Вот именно: слово-паразит. У кого-то это "так сказать", а у Соби "я люблю тебя, Рицка" И говорит он сейчас так, словно это клещами из него тянут. Так может, я зря бьюсь все время? Может, ему будет легче, если я ни во что не буду лезть, ни о чем не стану спрашивать. Бац-бац, посражались и разбежались. Может, надо просто честно обо всем договориться и не ждать того, что человек не хочет и в чем не нуждается? Ему и так несладко пришлось, когда Сей навязал ему такой "подарок", как я.  Рицка покосился на Бойца. Только фиг он правду скажет. Не понимаю, почему! Поговорили бы нормально, обсудили все и не усложняли жизнь друг другу. Может, он думает, что правда меня огорчит? Может и так, только это будет раз и все, а вранье и увиливание это постоянно. И это гораздо хуже. Это как удалять зуб. Быстро вырвать куда лучше, чем каждый день тянуть понемножку. Главное, результат все равно один, только во втором случае мучений больше. А я не хочу сидеть по уши во вранье и не понимать, кто я и что я. Если он не может, я сам все сделаю.
- Вот что, Соби, - заговорил Рицка, на этот раз глядя на Бойца прямо и решительно, - я устал. Я хочу раз и навсегда разобраться во всем и больше не блуждать в потемках. Насчет Миро, спасибо, твои советы очень помогли, - он не мог сдержать насмешливой интонации, но в следующую секунду снова вернулся к прежнему серьезному и решительному тону, - Только я спрашивал не о нем одном. Я надеялся, что ты расскажешь мне что-нибудь такое, что поможет нам. Ты мог говорить, потому что у тебя нет приказа не рассказывать о Миро. Но ты не стал. Ты отделался парой фраз. Тем не менее я тебя понял: Сей навязал тебе на шею своего братца, а ты вынужден следовать его приказу, хотя если бы мог, послал бы все к черту и жил свободным. Тебе кажется, что объяснив мне это, ты меня обидишь. Нет, Соби. Не обидишь. Вранье и недомолвки обижают хуже. Мне нужна правда. Настоящая, а не три кило вранья в сахарной вате. Ты понял меня? Я хочу, чтобы между нами все было по-честному. Я имею на это право. 
Рицка остановился, поймав себя на том, что его хвост яростно лупит по ножкам стула, а глазам жарко от гнева.

0

92

Соби остановился вовремя. Рицка практически замер на месте, как статуя, словно услышал нечто ужасное. Агацума почти жалобно посмотрел на свою маленькую Жертву – тот сидел, уставившись перед собой, неподвижный и сумрачный. Сердце у Соби сжалось окончательно и он не нашел ничего лучшего, чем про себя начать повторять, как заклинание: Рицка, я тебя люблю. Рицка, Рицка, Рицка… Соби поймал себя на том, что сидит с безумным видом и едва не кричит вслух имя Рицки. Он слегка встряхнул головой, привычно поправил указательным пальцем очки, собираясь с мыслями и в этот момент Рицка наконец очень строгим голосом начал его отчитывать.
И его слова ловили Соби между теми приятными и спутанными мыслями о Рицке, которые кружились в голове, выдергивали Агацуму из сладкого тумана грез и ирреальности. Рицка фактически припер Бойца к стенке и упрекнул его в том, что… Да во всем упрекнул. Соби почувствовал себя просто ужасно, как будто он совершил десяток непростительных преступлений.
Рицка… что ты такое говоришь? Соби чувствовал, что он холодеет, а руки сжались, и ладони мгновенно вспотели. Сей тебя не навязал, это другое. три кило вранья в сахарной вате? Нет, Рицка, все совсем не так. Но я же не карта мира, которую ты можешь развернуть и увидеть все впадины и возвышенности, я не могу так объяснить тебе. Все слишком сложно, Рицка, я и сам путаюсь, но как мне быть с тобой? Как мне не потерять тебя в этой бесконечности, как сделать так, чтобы ты верил мне и себе? Соби уловил слово, которое его задело, и на секунду заставило потерять способность дышать...нам Нам... Рицка хочет, чтобы мы были Парой!
Соби потер спинку носа, которая вдруг зачесалась от волнения.
- Я хочу, чтобы между нами все было по-честному. Я имею на это право. –  Соби оперся одной рукой о стол. Так. Так. Думай, Агацума. Быстро думай.
Соби старался  произвести на Рицку впечатление спокойного, уверенного и знающего человека. Рицка, ты должен знать, что я всегда на твоей стороне.
- А что же тогда мне делать, если так я в тебя влюбился? – Соби процитировал строки из одного стихотворения – Мне не приказывали тебя любить, но это все же случилось. Рицка…- Соби наклонился к мальчику и его длинные волосы коснулись руки Рицки.
Ты, Рицка, только ты помогаешь мне. Когда-то со мной рядом оказался Кио, - Соби немного передернуло, словно ему неприятно было вспоминать это - но он только не дал мне умереть. А ты... -  Соби мягким и низким голосом подчеркнул значимость этих слов, - ты, Рицка, дал мне жить. Поэтому я всегда честен с тобой - я твой Страж. - он вдруг понял, что все это время совсем не дышал и жадно глотнул воздуха, - Накажи меня, я виноват. Прости, Рицка. Но я не соврал тебе... - Соби с замиранием духа посмотрел прямо в глаза Рицке.
Это важно, Рицка, пойми меня. Я весь твой, просто пойми это... Почувствуй... Он попытался поймать ниточку Связи, крепко ухватить ее, чтобы Рицка бессознательно хотя бы уловил, как близко к нему Соби, как он желает быть рядом, как нежно думает об ушастом упрямце, который упорно не хочет понимать Агацуму...

0

93

Если собеседник потирает спинку носа, он готовится вам солгать, - как-то очень некстати или, наоборот, кстати, вспомнилось когда-то прочитанное в популярной статье о значении жестов, - Замечательно...
Рицку объяла тяжелая непрошибаемая апатия. Он угрюмо поднял глаза на своего Бойца и слушал, не перебивая. Даже теперь он врет... Зачем только, не ясно. А вообще-то понять все до смешного просто: надо поменять плюс на минус в его словах и готово дело, истина перед тобой.  Мне не приказывали тебя любить читай: мне приказали. только ты помогаешь мне. означает: ты мне мешаешь жить.   я всегда честен с тобой ну, это совсем просто: я тебе вру на каждом шагу. я твой Страж.  : я Страж Сеймея.  И снова он завел песню про наказания. Знает ведь, что я не буду. Знает, что для меня это противно, а все равно говорит. Он делает это, чтобы я понял: он считает меня способным наказать того, кто заранее не будет сопротивляться. Но почему? Я же никогда... Внезапная догадка, как молния, ударила в мозг и болью откатилась к сердцу. Потому что так с ним поступали раньше. Но... тогда получается, что Сеймей... Нет! Он не мог. Только не Сей. Это был Ритцу. Это не Сеймей.
- Соби... как тебя наказывал Сеймей? - Рицка не спрашивал, было или нет, он просто бухнул свой вопрос и теперь ждал ответа.

Отредактировано Аояги Рицка (2010-04-11 14:43:35)

0

94

Рицка совсем не расслабился и не успокоился, как того ожидал Соби. Напротив, его лицо становилось все более мрачным, словно с каждым словом Агацумы из него уходила радость. Боец чувствовал, как у него почти разрывается сердце от того, что он видит, как Рицке плохо, и он совершенно не знал, что делать. Соби даже боялся прикоснуться к Рицке сейчас - таким строгим и непроницаемым стало лицо Жертвы. Что не так? Что пошло не так? - отчаянно бились мысли в голове Соби и он сжимал правый кулак до хруста, а левая рука легла ладонью вверх, словно сама по себе надеялась, что Рицка вложит туда свою маленькую ладошку.
И вдруг Рицка задал вопрос, от которого у Соби чуть не встали дыбом волосы:
- ...как тебя наказывал Сеймей?
Как-как, - мысленно пробурчал Агацума, - ногами тоже. Вот что тебе рассказать, Рицка? От воспоминаний с лица Соби словно разом сошли все краски и отчаянно заныли старые шрамы. Ему мучительно хотелось отвернуться от  пытливых глаз юноши, убежать и спрятаться, побыть там, где никто не увидит, как сильно его задели эти слова. Рицка почти втоптал его в землю своим вопросом и Агацума почувствовал то, что называется фантомной болью - ошейник Связи, который стягивается на его горле, удар, еще один, улыбка Сеймея, ласковая и ядовитая, душная обида, которая тут же растаяла от невыносимого страдания... Не так уж много лет это длилось, но забыть я не смогу никогда. Он опустил голову и завесился волосами. Было нестерпимо больно. Глухо он ответил:
- Сеймей делал это по-разному, когда считал, что я неправ. Что конкретно ты хочешь узнать? - и имя Beloved отдалось в шее такой болью, что Соби едва сдержал болезненный стон. Да, Сеймей, я не нарушу приказа. Но я не хочу его потерять, не хочу, чтобы Рицка врзненавидел меня за мое молчание, поэтому все же как-нибудь попытаюсь обойти приказ, - Соби не замечал, что струйка теплой крови потекла по шее, но рука невольно дернулась к горлу. Он продолжал сидеть в неудобной позе, скорчившись, и правая рука инстинктивно коснулась бинтов...

0

95

- Сеймей делал это по-разному... Делал. Сей... Я... потом. Чего Рицка совершенно не мог выносить, это когда Соби вот так опускал голову и светлые волосы прятали его лицо. В такие минуты Рицка забывал, что он только что был дико зол на своего вредного Стража, забывал свою обиду, он знал, что Соби плохо, а остальное  уже не важно. Соби плохо. Перед этим все отступало даже не на второй, а на сто второй план. Внутри что-то ахнуло, и Рицка утонул в водовороте тоски, обиды, боли, унижения, страха, и... любви. Это были не его чувства и в то же время - с каждой секундой они делались будто его собственными. Будь он опытнее, он бы понял, что это Связь, к которой прикоснулся Соби, передала Жертве все, что творилось в душе его Бойца. Рицка не знал этого, но непонятная сила сдернула его со стула и бросила к Соби. Он судорожно обнял своего Стража, положил его голову себе на плечо и зашептал ему в макушку, гладя светлые волосы:
- Соби... Никогда, никогда, ты понимаешь? Никогда тебя никто не накажет. Что бы ты ни сделал. Ты слышишь меня, Соби? Я тебе чем хочешь, клянусь.
Он все обнимал своего Бойца и гладил его волосы, и было наплевать, есть ли вокруг люди, потому что Рицка хоть и не думал об этом, но знал: если кто к ним сейчас сунется, так мало тому не покажется. Он будет защищать их с Соби. Он ни секунды не сомневался, что сумеет.
У него было ощущение, что его грудь раскрылась, и он вбирает в себя боль, внутреннее одиночество, тоску, страхи Соби, и это было... правильно. Мучительно, но правильно. Он чувствовал нечто потрясающее, новое, болезненное, прекрасное... единение Пары. Его Сила окутывала Бойца, принимала его, присваивала, заявляя свое исключительное право на владение именно этим Стражем.
Но, находясь под властью магии этих переживаний, Рицка не знал истинной сути того, что происходило. Он лишь понимал, что нет ничего на свете, чего бы он не сделал ради Соби.
- Я никому не позволю сделать тебе плохо. Ничего не бойся, я с тобой и я тебя не дам в обиду.  Все будет хорошо, мы сможем, если постараемся.
Если ты захочешь, - собирался сказать Рицка, но интуитивно понял, что Агацума, вероятно, и так старается, как может,  и не стоит его упрекать лишний раз.

0

96

Тут случилось то, чего Соби никак не мог ожидать - скрученный тугой узел в горле словно разорвался, но не болью, а теплом, отдаваясь во всем теле приятной дрожью, Сила жарким шаром окатила его с головы до ног и в следующее мгновение Рицка уже был у него в объятиях. Или это Агацума был в объятиях своей Жертвы, он так и не мог понять. Впрочем, это было неважно - просто тонкая нить их Связи внезапно окрепла, и Соби где-то на подсознательном уровне успел еще удивиться, как же все так получилось, ведь он ничего не делал. Рицка обнимал и гладил Соби по голове, и это было так странно, что Агацума едва не всхлипнул, как маленький. Он в одно мгновение оказался совершенно беспомощным, словно стоял сейчас на коленях - и в то же время чувствовал себя сильным, как никогда, Рицка неосознанно не просто успокаивал Соби, но вливал в него такую мощь, что Боец едва не начал светиться, как электрическая лампочка.
- Ри-цка... - выдохнул Соби прямо ему в грудь, ощущая, что Жертва вытягивает из него, словно клещами, его взлелеянную тоску, как он лечит его раны, и те затягиваются тонкой пленкой забвения...
Рицка, это же Связь! Ты единственный мой господин, ты... ты самый лучший. Что ты говоришь - меня никто не накажет? Это не страшно, неважно, что со мной, я переживу любую боль, только, чтобы ты был счастлив. Я убью любого, кто попытается отнять тебя у меня, даже...  - Мысль об убийстве Сеймея заставила Соби вздрогнуть  - Я всегда был готов отдать за тебя жизнь, Рицка, если бы у меня было десять, сто жизней - все бы они были безраздельно твоими.
Несколько мучительно долгих секунд он позволил себе насладиться этим ощущением, он позволил Рицке властвовать над собой и ему было больно оттого, что кровь все текла и текла, пропитывая рубашку, но Соби был совершенно счастлив. Правда, мысль о том, что Рицка расходует силы, заставила его постепенно отгородиться, он молча, все еще вжимая голову в Рицку, поставил щит, чтобы мальчик не отдал всего себя, впитывая боль и страх Соби. Он снова усилием воли отбросил все, что его терзало и сосредоточился на своей Жертве, которая, поддавшись внезапному порыву, легко пробила постоянную защиту Соби.
Ты сильный, Рицка, но ты не знаешь, что делать со своей Силой. Я буду с тобой рядом, буду направлять тебя, оберегать. Ты дал мне то, чего я никогда не знал и я буду твоим...Я буду с тобой.
Рицка тоже говорил что-то в этом роде - говорил, что не позволит никому сделать Соби плохо и Боец улыбнулся. Он был на вершине счастья, но где-то осталась грустная и неприятная мысль - неужели, чтобы меня любили, я всегда должен быть несчастным? Наверно, да, это правильно, это хорошо...
- Я тебя люблю, Рицка, - Соби снял очки, положил на стол и поднял голову так, чтобы видеть глаза Рицки - тот был близко-близко и Боец хорошо его видел, - Мы вместе - и это не чей-то приказ. Это наша судьба. Судьба Loveless. , - с тех пор, как он поставил щит, кровь перестала идти и Соби почти полностью успокоился - И я всегда буду тебя защищать. Прости, что так... Я хочу, чтобы мы были Парой, хочу всегда быть с тобой. - Эти слова дались Агацуме легче, чем он думал. Первый раз ему приходилось говорить такое, как первое, робкое признание. Ни одни "ски даё" не значили столько, сколько эти слова - я хочу быть твоим Бойцом. Не по принуждению, не по приказу - я бы хотел им стать, я шел к тебе через все эти годы.
Соби смотрел прямо в огромные Рицкины глаза, ему казалось, что они наполняются слезами, два фиалковых озера и он  в тысячный раз спросил себя - почему все так?

+1

97

Рицка смотрел в самые голубые на свете глаза, улыбался от счастья и одновременно ему хотелось плакать от огромности переживаемых чувств. Он верил Соби. Несмотря на противоречия, неясности и недомолвки, он сейчас верил ему на каком-то глубинном уровне, когда человек сам не знает почему он что-то знает.
- Я тоже хочу, чтобы мы были Парой, Соби, - неожиданная мысль пришла Рицке в голову и он тут же озвучил ее, с серьезной заинтересованностью глядя на Бойца,  - Соби, а нельзя ли нам быть не Боевой, а Мирной Парой? Такие вообще бывают? Если люди не хотят сражаться, например. Я бы просто хотел, чтобы мы с тобой были вместе и не дрались с каждым встречным-поперечным. 
Он ждал ответа, чуть склонив голову к плечу и во все глаза глядя на Бойца.
- А знаешь, - вдруг заговорил он снова, - мы с тобой давно никуда не ходили вдвоем. Давай сделаем себе праздник на выходных? Пойдем гулять или еще куда-нибудь? Или просто купим торт и съедим вместе? Если только ты не занят, - торопливо добавил Рицка. Он ласково провел по волосам своего Бойца, осторожным движением заправил длинные пряди ему за уши, открывая лицо, и замер, уставившись испуганным взглядом на окровавленные бинты.
- Соби... ты почему молчал? - сдавленно прошептал он, - Соби... Ты как себя чувствуешь? Что надо делать?

0

98

И вроде буря утихла и опять взошло солнце над разрушенным миром Бойца – сначала недоверчиво, а потом счастливо Рицка улыбнулся, в его глазах отразился Соби и он снова выглядел прежним милым ушастиком. Соби невольно разулыбался во весь рот, а Рицка снова посерьезнел, но уже без трагичного выражения в лице.
- Соби, а нельзя ли нам быть не Боевой, а Мирной Парой? Такие вообще бывают? Если люди не хотят сражаться, например? – заявил ему с детской непосредственностью Аояги.
Соби посмотрел на него с искренней грустью – словно его спросили, может ли человек летать, как птица или дышать под водой. Как Рицка не может понять, что мы не выбираем? Уже выбрали за нас  и пути назад не существует, за порогом лишения Силы стоит смерть. Хотя те девушки, Зеро – они добровольно убили себя, свою сущность. Я не знаю, как они смогут жить обычными людьми. Я не умею дышать под водой, я не умею быть кем-то, кроме Бойца – это так прекрасно, Рицка. Ты почувствуешь, что наш обычный мир – ничто, по сравнению с тем, когда ты выходишь в Систему. Это совсем другое, это власть, а слаще власти нет ничего. У Бойцов своя власть, у Жертв - своя. Это магия слов, магия имени...
- Ри… - начал было Боец...
И осекся. Соби слишком долго был увлечен своими мыслями, а в Рицкиной пушистой голове уже вовсю бурлили идеи, он  не выдержал, не дождался ответа и скорее принялся рассказывать о том, чего бы ему хотелось. Рицка собрался провести выходные вдвоем с Соби и у Бойца заплясали веселые искорки в глазах, он совершенно забыл об осторожности и придвинулся к Рицке, радуясь. Торт? Не слишком люблю торты, но могу порадовать тебя или домашней выпечкой, или сходим в кафе. Занят? Нет, я  не занят. Для тебя я никогда не занят.
Тут Рицка в конце концов заботливо коснулся Бойца, не отеческим, не дружеским жестом, а лаская его, как девушка ласкает своего возлюбленного. По телу Соби пробежала мелкая дрожь и он подавил в себе желание пугливо оглянуться – не видят ли посетители кафе, что некий идеальный молодой человек Агацума Соби сейчас превратится в марионетку, послушную воле Рицки, не увидят ли, что он сейчас готов упасть перед ним на колени и жарко целовать его ноги?
Соби сказал себе –Этот милый, рано повзрослевший мальчик -  он будет Жертвой не хуже, чем Сеймей – Рицка так же умеет бросать в жар и в холод, пусть у нас не так крепка наша Связь, но он еще раскроет свой потенциал, и тогда мне точно не придется скучать, у меня не будет причин жаловаться – я получу и ад и рай в одном ослепительном флаконе и звать этот флакон будут Рицка…
Рицка поправил волосы Соби и вдруг его лицо изменилось. Агацума не сразу уловил суть происходящего:
- Соби... Ты как себя чувствуешь? Что надо делать?
Ах да, кровь… Странно, я забыл о ней. Но боли нет, значит, все нормально. Соби весело взглянул на Рицку:
- Все хорошо, Рицка, не переживай. Рубашку только поменять. У меня уже ничего не болит, ты меня вылечил. А вот идея насчет выходных и торта мне очень нравится – я буду рад провести с тобой время. Заодно и поговорим подробно насчет того, о чем ты спросил. – Соби совсем бы не хотел об этом говорить. Лучше бы кто-то другой рассказал обо всем Рицке, главное, чтобы это был не Ритсу. Но пусть я могу дать ему только крупицы информации – я все же не стану скрывать то, что можно рассказать. Я  не могу научить Рицку, я не Жертва. Я не могу даже сказать ему то, что знаю я, поэтому остается принять все, как есть. - и он спокойно кивнул на стол, где стояло мороженое - Будешь есть или тебе уже пора?

0

99

Рицка посмотрел на мороженное и вазочку с фруктами и вздохнул:
- Буду. Но только, - он снова постарался сделать серьезное лицо, однако, рот невольно разъехался в радостной улыбке, а хвост-предатель весело помахал из стороны в сторону, - вместе с тобой, и если тебе и вправду не надо немедленно бежать домой на перевязку.
Отходить от Соби не хотелось: Рицка вдруг подумал, что дома он бы мог просто плюхнуться к Бойцу на коленки, как маленький, и они бы уплетали вкусное, не размыкая прикосновения. Но тут было не там: Для сиденья на Собиных коленях прямо здесь я уже староват, - рассудительно подумал мальчик и с каким-то странным чувством потери вернулся на свой стул. Воткнул в мороженное две ложечки и придвинул поближе к Соби. Какая-то мысль поскребывалась в подсознании, пока он не выудил ее на поверхность. Отправив в рот первую ложку мороженного, он оперся головой на руку и сказал:
- Знаешь, Соби, это хорошо, что ты решил, что мы поговорим о том, что я спросил. Только давай не станем загадывать, что это обязательно надо будет делать, когда мы встретимся на выходных. То есть, если пойдет разговор, то поговорим. А если почувствуешь, что никак, то, значит, не в этот раз. Ладно? Разговор не главное, главное это чтобы у нас был классный день и ничего неприятного. Согласен?
Рицка сидел, склонив голову на руку, зацепившись ногами за ножки стула и смотрел на Соби темно-фиолетовыми глазами спокойно и тепло.

Отредактировано Аояги Рицка (2010-04-12 18:22:40)

0

100

Соби испытывал такое ощущение, как будто его обманули, как кошка, которую поманили кусочком мяса и тут же спрятали приманку. Только что такой теплый, родной Рицка, который прижимал его к себе, вливал в него свою Силу  золотой рекой, Рицка, который только что был рядом, вдруг оказался за тысячу километров от него – на соседнем стуле. С другой стороны, разочарование было почти незаметным – Рицка улыбался так, что Соби невольно сам начал усмехаться. Когда ты улыбаешься, Рицка, мой мир становится настоящим.  В первую секунду Соби пришло в голову, что Рицка забыл, что находится  в кафе, когда он обнимал его и гладил – он же всегда так осторожен на людях, но сейчас переволновался и это понятно. Соби почувствовал внезапный приступ чувства вины и улыбка его стала извиняющейся. Если бы Рицка мог прочесть о чем думает Боец, он бы, наверно, был искренне удивлен – Агацума мысленно себя собирался чуть ли не убить за то, что случайно позволил Рицке увидеть то, что терзало его душу и сердце.
Как я мог сделать это, почему я оказался так слаб… Я не имею права нагружать его своими эмоциями, я должен быть сильным и защищать его. Но как же иногда он умеет меня уколоть в самое больное место, он настоящий Аояги, достойный наследник Сеймея, только Рицка совсем другой. Словно на светлой стороне Луны. Как бы я хотел узнать о том, что чувствует Жертва на самом деле...  - Соби отвел глаза от лица Рицки, чтобы не дразнить себя, но не смог долго играть роль бесстрастного защитника и снова с нежностью посмотрел на мальчика.
Рицка в это время немного задумался, подвинул мороженое к Соби, заявив, что будет его есть только с ним. Мальчик был таким ласковым, словно котенок, и Агацума на секунду прикрыл глаза от удовольствия.
- Рицка... я так тебя люблю – почти беззвучно, одними губами произнес он, мальчик, кажется, не услышал.
Он предложил Соби таким же теплым и, кажется,  немножко хитрым голосом поговорить «об этом» тогда, когда будет настроение. Рицка изо всех сил старается смягчить ситуацию, понял Соби и улыбнулся в ответ:
- Рицка, я постараюсь быть таким, каким ты хочешь меня видеть. Я буду готов к разговору, буду помнить, что произошло сегодня - это было уроком для меня.  - Соби немного помолчал, а собравшись с мыслями, продолжил - Ты прав, главное не разговор, а то, что... то, что ты почувствовал меня, ты проявил себя впервые как Жертва… Соби даже в мыслях не мог сказать себе «моя Жертва» - что ты понимаешь меня. Поверь, для меня это значит очень много.
Соби зачерпнул ложечку мороженого и попробовал его на вкус.
– Мммм, - сказал он с улыбкой больше для того, чтобы доставить Рицке удовольствие - вкусно, правда?

Отредактировано Агацума Соби (2010-04-14 22:33:45)

0

101

Рицка все также сидел, подперев голову рукой, смотрел на Соби большими задумчивыми глазами, и в голове его неторопливо проплывали разные мысли.   Взрослый… Не такой уж он и взрослый, если подумать. В мозгах одна чушь какая-то про то, что он должен или как там. И что он виноват по жизни не понятно, в чем. И что отвечает за все на свете, особенно за меня. А сам… Вот скажешь ему  какую-нибудь ерунду или возьмешь за руку, он прям сразу как маленький весь засияет. Вот еще врет он много.  И часто. Будто двоечник. Ну, и кто после этого ребенок из нас двоих? Я, что ли? Как бы не так! Правильно Йоджи говорил, что надо отвечать за своего Бойца. Значит, буду за него отвечать. Рицка ощущал себя взрослым, у которого на попечении оказался трудный подросток Агацума Соби, у которого в голове жили такие огромные тараканы, что только держись. Ничего, справимся,    - решительно подумал мальчик, - раз надо, значит, надо.    Мысль, при всей ее правильности, была какая-то… не такая. Что-то было в ней критично неверно. Справимся – это правильно, а вот дальше уже не то. А почему? Вот: справимся не потому что надо и выхода нет, а потому что надо -  ведь Соби мне дорог.   Взгляд Рицки обежал бледное лицо человека напротив, задержался на голубых глазах, скользнул по светлым волосам, которые все время хотелось погладить. На сердце мягко нахлынула теплая волна, губы тронула едва заметная улыбка.  Соби дорог мне. Соби мне дорог.    Думать это было приятно: уютно и спокойно, несмотря ни на что.
  - Рицка, я постараюсь быть таким, каким ты хочешь меня видеть .
– Знаешь, Соби, я бы хотел увидеть тебя таким, какой ты есть. Не тем, что из тебя  хотели сделать другие, а вот таким, какой ты на самом деле. Не супербоец, идеальный Страж, гордость школы и так далее, а просто человек по имени Агацума Соби, которого я пока мало знаю, но очень  сильно хочу узнать, потому что он в моей жизни очень важен и дорог. И потому что я ему верю и доверяю.    Рицка говорил и все больше смущался. Щеки уже полыхали, хвост метался из стороны в сторону, но все же на его губах тихо светилась улыбка, все ласковое тепло которой предназначалось только одному человеку – Соби.

0

102

Какое-то время Рицка смотрел на Соби долгим светлым взглядом и непрошеная мысль сама собой закралась в голову. Сеймей не идеальная Жертва – он машина для убийств. А вот Рицка – он больше похож на настоящего Агнца. У него, судя по всему, хорошие способности. Однако мне запрещено говорить ему о Школе Семи Лун, а про Жертв я толком ничего не знаю, у них другой курс. Значит, я его не смогу научить его так, как бы сделали это в Школе. С другой стороны, я бы предпочел, чтобы он был со мной, в безопасности. Но нас не оставят в покое, или я плохо знаю сенсея…
Рицка что-то думал и смотрел на своего Бойца, Агацума отвечал ему таким же теплым взглядом и продолжал развивать мысль.
Так, что, собственно, нужно делать? Что может быть дальше? Хотел ли Сеймей, чтобы я защищал Рицку от любых посягательств на его свободу, включая даже то, что для мальчика может быть полезным раскрыть в себе способности Жертвы. Хотя кто знает… Вряд ли, конечно, Аояги-старший в своих планах рассчитывал, что Рицка будет сильной Жертвой, соперником ему. Не исключено, что его запрет проистекал не только оттого, - тут Соби усмехнулся – что он не желал, чтобы Рицка знал его истинную сущность, но и просто, чтобы я не вздумал попробовать снова стать представителем самой сильной Пары. Соперничество, вот в чем дело. Однако я не я, если не попытаюсь раскрыть его потенциал. Для начала следует завоевать полное доверие, чтобы он слушался меня. Непростая задачка...
- Не супербоец, а человек по имени Агацума – сказал Рицка.
Вот как. Хотел бы знать, зачем это тебе. - Соби немного напрягся. И Рицка тут же сам ответил на незаданный вопрос:
- Потому что он в моей жизни очень важен и дорог. И потому что я ему верю и доверяю – Жертва покраснела едва ли не до самых кошачьих ушей и хвост забился, как будто его прищемили. И вдруг Соби понял, что пропустил что-то в Рицке, пропустил, что мальчик уловил самую суть внутреннего конфликта Бойца. Не зря он читает такие... взрослые книги по психологии. Как там прозвучали эти его слова? Не то, что из тебя хотели сделать другие? В самом деле? Однако как я могу знать, какой я, если я всегда, сколько себя помню, был таким? Мне хочется только одного - чтобы кое-кто, не будем вспоминать мою юность лишний раз, больше не появлялся в моей жизни. Сеймея уже нет, а с Рицкой мне хорошо. Тревожно иногда, но хорошо. Вот только, если бы все было так просто, как хочет Рицка...
Соби определенно ничего бы не хотел отвечать на проникновенную Рицкину речь, но можно ли промолчать?
- Ты что, хочешь видеть меня слабым? Ненавижу слабость...  И я  не идеален, просто один из лучших.  - сказал он медленно и даже чуточку брезгливо скривился от мысли, что ему придется быть таким, как все - Однако, если бы я был идеальным, меня бы не бросали все, кто появлялся в моей жизни, - Но знаешь, что, Рицка? - Соби посмотрел на мальчика с лукавством, - а я бы не отказался поиграть с тобой в футбол! И еще я хочу пойти в караоке-бар. Мне просто нравится проводить с тобой время, чем бы ни занимались, - он открыто и широко улыбнулся.
Почему тут не курят, в кафе? И чай совсем остыл. Чем занять свои руки, чтобы проще было думать? Соби машинально накрутил прядь волос на палец. Он бы и в самом деле хотел почаще бывать с Рицкой вдвоем. Или с его друзьями, главное, чтобы Рицка был рядом. .

0

103

- Ты что, хочешь видеть меня слабым? Ненавижу слабость...
Рицка очень удивился, услышав эти слова, у него даже глаза стали больше обыкновенного. Вот ведь напихали человеку в мозги разной чуши! Быть собой для него значит быть слабым... Очень захотелось погладить Соби по бестолковой головушке, как маленького, который несет разную чепуху с умным видом. Но кругом были люди, и все, на что Рицка решился, это задействовать под столом хвост и зацепиться им за Собину коленку. Все-таки хвост иногда бывает очень полезен!
- Я хочу видеть тебя настоящим, Соби. Хочу знать, что ты любишь, а что нет. Что тебе интересно в обычной жизни. Хочу разговаривать с тобой о разных вещах и получать честные ответы, а не "какие надо". 
Рицкин хвост самовольно начал чуть поглаживать коленку Соби, а хозяин этого самостоятельного пушистого хвостика продолжал, все так же мягко и задумчиво глядя на Бойца:
- Знаешь, Соби, быть собой совсем не значит быть слабым. Это значит не бояться своих слабостей. А они есть у каждого. И ненавидеть себя за это нельзя, иначе бы все себя ненавидели, и мир превратился в огромный шар ненависти. Кроме того, мы любим слабости тех, кого нам дорог, потому что это дает возможность заботиться о них. Сам подумай, если бы у меня не было ни одной слабости, тебе бы это понравилось?
Соби теперь совсем не казался ему недосягаемо взрослым, поэтому брать за него ответственность становилось легче. И приятнее. Рицка осторожно положил руку на запястье Соби и провел пальцами по его бледной тонкой коже. За размышлениями он как-то позабыл про осторожность и конспирацию...

Отредактировано Аояги Рицка (2010-04-16 13:53:06)

0

104

Если бы у Рицки была бы третья рука, или еще одна пара глаз, таких же выразительных, то и они бы не смогли в такой мере передать его эмоции, как это делали кошачьи ушки и хвост. Соби часто с удовольствием наблюдал, как ведет себя Рицка перед друзьями - сдержан и молчалив, и только опущенные ушки или подергивающийся хвост говорят о затаенных переживаниях. Впрочем, Юико замечает его состояние лучше остальных, она чувствует практически малейшие перепады в настроении Рицки. Если бы она была посообразительнее,  то могла бы с легкостью расположить к себе даже такого колючего ежика, как наш Рицка. Хотя своей искренностью она и так его подкупает. Правда, назойливость - не самая привлекательная ее черта.
А хвост в конце концов перестал биться о стул, как рыба, выброшенная на берег, обвился вокруг ноги Соби и притих. Это было почти так же приятно, как если бы Рицка при всех прижался к нему и Соби нежно улыбнулся.
Мальчик не обратил внимания на отвлекающий маневр про футбол и снова заладил – хочу, чтобы ты был настоящим, хочу знать, какой ты в обычной жизни…
Соби вздохнул терпеливо и кротко посмотрел на Рицку – милый, милый Рицка. Меня нет без тебя, вот и все. Я не умею жить без Жертвы. С тобой я могу, как пластилин в послушных пальцах, принять любую форму. Свои ежедневные обязанности считать обычной жизнью  - не знаю даже. Как же тебе рассказать, что я такой и есть?
Рицка, как пальчиком, хвостом стал гладить Соби по коленке и Агацума невольно подумал, что хотел бы, чтобы у Рицки подольше оставались ушки и хвостик. Он такой милый с ними. Хотя для меня это будет нелегким испытанием
Рицка начал в этом время назидательным тоном читать Соби нотацию. Дескать, быть собой – это еще не слабость. Соби усмехнулся и провел рукой по лбу. Рицка, как же ты отличаешься от всех остальных, от всех, кто был в моей жизни. Я думал об этом, я ведь тоже не дурак. И пришел к определенным выводам. И эти выводы не понравятся тебе, Рицка.
- Сам подумай, если бы у меня не было ни одной слабости, тебе бы это понравилось? - Рицка сейчас напоминал мамочку, которая что-то втолковывает своему сыну. Соби открыл рот, и на секунду забыл все, что хотел сказать, когда Рицка вдруг накрыл его руку своей маленькой ладошкой и нежно погладил кисть и запястье Бойца. Эта нежданная ласка, такая непривычная для Соби, чуть не бросила его в краску. Он чувствовал легкое прикосновение, и прохладная кожа, казалось, обжигала его огнем.
Однако следовало сохранять спокойствие. Соби серьезно посмотрел на Рицку,  перехватил его руку, поднес к губам и поцеловал. Он не волновался, что их увидят – Соби сидел так, что спиной как раз закрывал от непрошеных зрителей такую волнующую сцену. Кожа была на вкус слаще самого нежного крема и Агацума усилием воли сдержался, чтобы не затянуть поцелуй, не испугать Рицку. Запястья... такие тонкие, как у девушки, нежные.
- Ты не опоздаешь, Рицка? Мы с тобой тут заговорились, а время не стоит на месте.

Отредактировано Агацума Соби (2010-04-16 22:57:05)

0

105

Когда Соби поднес к губам его руку, Рицка невольно чуть дернулся: все же в кафе был кое-какой народ. Но вместо того, чтобы, как обычно, зашипеть и вырваться, он другой рукой осторожно погладил Бойца по волосам.
- Мне нравятся твои волосы, - смущенно улыбаясь, пояснил он свой жест. Что происходит, когда мы прикасаемся друг к другу? Если говорить вообще, то это можно выразить одним словом: хорошо. а если точнее? Из чего складывается это самое хорошо? Рицка задумался, пытаясь сформулировать свои ощущения. Я чувствую гармонию со всем миром... Мне спокойно, радостно, я защищен... и я защищаю. Я как-будто внутри чего-то светлого, ласкового и теплого, и я сам это теплое, ласковое и светлое, и окружаю Соби. Когда я прикасаюсь к нему, я обретаю устойчивость и равновесие. И чем теснее мы с ним, тем мне лучше.  Внезапно к щекам прилил жар, стало как-то невероятно неловко, хотя и не понятно, почему: ведь ничего такого он не подумал.
- Ты не опоздаешь, Рицка? Мы с тобой тут заговорились, а время не стоит на месте.
Слова Бойца буквально спасли мальчика от ожога лица последней степени.
- Точно, пора! - Рицка оставил волосы Соби и забрал у него свою руку, - Вечером встретимся часов в семь, ладно?

0

106

Сегодня был просто  день сюрпризов со стороны Рицки. Соби думал, что он, как обжегшись, отдернет руку и сверкнет на него глазищами. Возможно, ради этого он и касался его руки губами - когда Рицка злится, он становится не мраморной задумчивой статуей, а живым мальчиком. Рицка, вопреки ожиданиям, не стал фыркать и пускать искры, он напротив, коснулся Соби другой рукой, провел по его волосам и что-то еще внятно сказал в свое оправдание. Тебе нравятся мои волосы?  Это приятно. А мне нравятся твои… непослушные, иссиня-черные, такие лохматые и такие шелковистые… слегка вьются, я бы хотел их касаться чаще, чем у меня выдается такая возможность. Я бы хотел засыпать, и перебирать в пальцах его волосы, гладить бархатные ушки, и чтобы он тоже касался моих волос.
Я бы отдал все на свете, за возможность пожить с ним вместе. Если бы можно было…- Соби на секунду позволил себе подумать о том, что мать Рицки не слишком-то балует младшего сына родительской любовью и Рицке, пожалуй, даже лучше было бы обосноваться у него. Но тут же со вздохом, как надоедливую муху, он отогнал от себя эту шальную мысль, поскольку вряд ли такая идея была осуществима, и чуть-чуть потерся виском и щекой сквозь волосы о ладошку Жертвы и даже зажмурился от удовольствия. Лицо Рицки неожиданно заполыхало краской смущения и мальчик, видимо, испуганный или своими чувствами или фразой Соби отнял обе руки и явно смешался.
- Встретимся в семь?
Как иногда тяжело бывает напомнить себе о том, что это все почти что сон. Как иногда невозможно разжать ладонь, чтобы бабочка вспорхнула и отпустить ее в такую же синюю глубину небес, как ее синие крылышки. Как иногда невозможно открыть глаза и признаться себе в том, что все это просто секунда мимолетной ласки, почти что украденной у судьбы.
Но все же сон заканчивался, бабочка улетала и наступила пора вернуться в реальность. Соби так и сделал, увидев перед собой бесконечную бездну глаз Рицки, его подрагивающие кошачьи ушки, и темноту кафе. На столе волшебным образом оказалось почти все доедено, только зеленый чай, который в кафе невозможно пить холодным, остался нетронутым. Соби в это время позвал официанта, который пулей подлетел к столику и положил кожаный блокнотик со счетом. На самом деле Соби не слишком любил ни кафе, ни парикмахерские, ни вообще все места, где волей-неволей одни люди должны прислуживать другим. Хотя с удовольствием ездил однажды с Кио на горячие источники, и там местные девушки и юноши были очень милы и Соби не испытывал никакого беспокойства или раздражения. Впрочем, в целом, он был равнодушен, просто из всех развлечений выбрал бы скорее посещение уникальных, необычных мест или аттракционы, в крайнем случае пикник, чем кафе или праздник на заказ.
Нащупав в  заднем кармане брюк черное портмоне, Агацума вытащил оттуда несколько банкнот, потом приоткрыл книжечку, мельком глянул на счет, вложил туда купюру. Остальное он сунул обратно в кошелек, кивком головы сопроводив реплику Рицки.
- Да, конечно, буду ждать тебя в семь, - он ободряюще улыбнулся, - я провожу тебя на автобусную остановку?
Соби встал, отодвинув свой стул, чтобы Рицка мог свободно выйти.

0

107

- Ладно,- Рицка поднялся и пока выбирался из-за стола, почувствовал, как что-то изменилось. Не потому что они с Соби перестали касаться друг друга, а просто... как будто земля сдвинулась на одно деление, и звезды над их головами встали по-новому. Что-то происходило в мире, что-то неотвратимо менялось в нем. Почему вдруг стало так... как-то по-вокзальному? Будто бы один из нас уезжает навсегда, а другой его провожает. Мы еще здесь, но уже не вместе, и неизвестно, когда встретимся, но точно не через год и не два. Можно держаться за руки, разговаривать, вспоминать и смеяться, только все равно уже ничего не сделать. Ноги вдруг стали  слоновыми, но Рицка изо всех сил шел, хотя это и было странно: как это он умудряется переступать такими ножищами. Холодный воздух умыл лицо, Рицка встрепенулся и подумал, что это ненормально, что он столько времени потратил, чтобы выйти из кафе. Но с другой стороны, для ног-слонов вроде ничего удивительного. Ощущение было до боли знакомым. До боли... Именно так он чувствовал себя после смерти Сеймея: он был один и надо было двигаться вперед, а сил на это бессмысленное движение не было. Почему эти ощущения вдруг вернулись? Кого я должен потерять? Кто у меня есть? Мама. Соби. Мама на работе, а Соби - вот он, рядом. Можно протянуть руку и переплести свои пальцы с его, почувствовать тепло и силу его ладони. А смысл? Рицка поглубже запихнул кулаки в карманы. Это как заглядывать в чужие окна праздничным вечером. На минутку увидишь чье-то радостное тепло и вроде как побудешь в нем. Только это все не твое, и надо идти своей дорогой. Надо двигаться вперед... Даже если поставить палатку у могилы Сеймея и думать, что он здесь, что мы все равно вместе,  это неправда, и его больше нет. Сей, ты не имел права умереть вот так... я еще не научился терять!

Отредактировано Аояги Рицка (2010-04-28 19:30:03)

+1

108

Изменение в эмоциональном фоне Рицки Соби почувствовал моментально, как и полагалось бойцу.   Но сейчас, именно в эту секунду, и без того слабая связь между ними, ощутимо поблекла. Боец  испытывал такое впервые, и эти эмоции давили на yего, проходя через самое сердце  электрическим разрядом. Соби пригнулся, эти чувства ощутимо давили на него, и   было чувство, словно на него поставили раскаленную громадную сковородку.
Насколько же остро сейчас это Рицка переживает... - пронеслось в голове у Соби.  Как и бывало в подобных случаях, голова Агацумы начинала работать четко и, как правило, без ошибок.
Далеко не всегда приемы, которые использовал Соби были честными и безобидными, а в случае с Рицкой, как правило, даже наоборот. Еще при их первой встрече Соби пришлось устанавливать связь практически в экстренных условиях, так о  каком "аккуратно" могла идти речь? Единственное, чего не имели Соби и Рицка, так это времени.  Блондин просто не мог позволить себе потерять все то, что  было установлено в рекордно короткие сроки. Дело было даже не столько в этом, а в том, как бы  болезненно все это отразилось на Рицке, не говоря уж о том, что это было опасно  для их пары... а сказать больше -  для её существования.
Вещи, подаренные  от всего сердца, всегда оставляет у владельца частичку души дарящего, будь то простой камешек или дорогой автомобиль. Именно поэтому, Рицка, я тогда подарил тебе телефон. А когда-то, попросил проколоть мне уши. Это еще один способ укрепить нашу связь. Ведь боль -  лишь еще одно доказательство нашей с тобой связи. - мысленно обращался  к Рицке Соби. Да, Агацума редко что делал просто так, не обдумав следующий шаг, и не позволяя себе сделать лишний. Стараясь находить из ситуации самое рациональное решение. Лишние и неверные шаги лишат тебя победы, Соби-кун - опять в голове слова Ритсу-сенсея. Все-таки, он  имеет огромное влияние на блондина и сейчас. Соби, конечно, волен в своих действиях, но школа минами Ритсу это то, что оставило след в "способе мышления " Агацумы.  Ритсу-сенсей постарался от всей души, чтобы  все его методы дошли до автоматизма у Соби, прививая странную уверенность в том, что это именно его решение.
Именно   это расчетливое качество сейчас помогло Соби. Он давно хотел подарить Рицке   маленький камешек, аметист. На языке камней он  символизировал сильную привязанность. И дело было даже не в том, что Агацума был уверен, что  камень обладает магической силой, а в том, что Рицка, наверняка  не оставит без внимания этот подарок, и самостоятельно догадается о его значении. А это - уже много. Частичка души Соби всегда будет с агнцем. Сейчас это должно подействовать. Укрепить связь - стало  сейчас для бойца той проблемой, которую стоило решить  первым делом.  А Соби - не должен  иметь слабостей, и укрепит брешь  своей обороне немедленно. Сейчас  стоило забыть обо всем- учебе, подработке. Есть только он и Рицка.
- Ладно - холодное слово чуть не выбило бойца из колеи, но Соби лишь закурил сигарету, успокаиваясь, и  обогнал Рицку, который, казалось, еле шел. Соби пригибало к земле вновь и вновь, он сейчас испытывал не только свои чувства, но пропускал через сердце боль и переживания Рицки. Но, встав перед малышом, он непринужденно улыбнулся и присел рядом с ним, тем самым останавливая его движение.
Его глаза переливаются точно так же, как и камень у меня в руке -  пронеслась запоздалая мысль в голове у блондина.
Соби,  молча, взял  маленькую ручку Рицки, и вложил в него аметист в виде бабочки.
Рицка, - тихо и вкрадчиво начал Соби, - Я давно хотел отдать тебе это... Это та вещь, которая мне очень дорога. Я хочу, чтобы она была у тебя. В ней, частичка моей души. И только ты имеешь право на то, чтобы владеть ей. Я твой, Рицка. Я хочу быть твоим. Не отталкивай это. - подчеркнув слово "Это", Соби тихонько обнял мальчиками.

0

109

Непредвиденное препятствие дало передышку: Рицка почти с благодарностью остановился и взглянул на  Агацуму. Он успел привыкнуть к этой его манере вдруг присаживаться, в такие моменты Рицка оказывался выше Соби и мог видеть глаза Бойца, не задирая, по обыкновению, головы. В ладони неожиданно сверкнула густо-сиреневая бабочка, холодя теплую кожу прикосновением отполированного камня. Красиво, - подумал мальчик, любуясь игрой света в глубине аметиста, - очень красиво. Когда Сеймей по-настоящему веселился, в его глазах мерцали такие же фиолетовые искры. Как странно: я подумал о Сее, и вот... 
Я давно хотел отдать тебе это... Я хочу, чтобы она была у тебя. В ней частичка моей души. 
Смутная ассоциация возникла в подсознании: темно-лиловая бабочка, в которой билась душа Соби - Сеймей - Рицка...
Как будто мне передан символ...
И только ты имеешь право на то, чтобы владеть ей.
Теперь, когда брата больше нет...
Я твой, Рицка. Я хочу быть твоим. Не отталкивай это.
Соби. Что с тобой будет, если... - Рицка обнял своего Бойца в ответ на его объятие, задумчиво глядя поверх его головы.
Чувство неотвратимой разлуки не проходило: подарок Соби только обострил его.
Почему я ощущаю надвигающуюся беду? Сказать Соби? Это глупо, я не старая бабка, чтобы подпрыгивать от тупых предчувствий! И пугать Соби нечего, он и так дерганный вечно. А я должен о нем заботиться и не давать повода для новых психов. Если скажу, он будет меня все время пасти, с него станется под нашим балконом ночевать. Хотя... лучше в комнате: на улице-то по ночам колотун, а он не Зеро, холод чувствует. А причем тут ночевки в моей комнате вообще?
Свободной рукой Рицка непроизвольно крепко провел по лицу, отгоняя неотносящиеся к делу мысли.
Короче, так. Надо взять себя в руки и не кукситься! И на Соби лишних проблем не навешивать, а справляться со своими замутами самому. А в случае чего... - и, мысленно обращаясь к Бойцу, как можно тверже произнес, - я буду биться за нас, Соби, обещаю тебе.

+1

110

Соби и сам не понимал, за что любил подобные моменты. Вроде и беспокойство Рицки ничуть не уменьшилось, если не сказать больше - возросло, но что-то неуловимое сейчас происходило между бойцом и его жертвой. Что-то, что в состоянии были почувствовать только они. Укрепление связи? Да бросьте, Соби знал эти ощущения наизусть, хоть  и, несомненно,  для каждого они в чем-то индивидуальны. Что-то глубже, и, несомненно, теплее.  Соби не покидало ощущение, что такое с ним впервые. То единственное, к чему он был не готов. То,  что не проходили на уроках в школе стражей, и  к чему не готовил его Ритсу-сенсей.
Рицка молчал, но Агацуме и не нужны были слова - по глазам фиалковоглазого мальчика  все ясно и так.
Понравилось, только загрустил сильнее, - констатировал факт Соби, - Но, я  промахнулся, - немного раздраженно подумал Соби. Конечно, а что еще можно было предположить?  Подарок, словно на память. Естественно, теперь Рицке чуть тяжелее. Я на такую ошибку не имел права. - и опять мысли Соби собрались в один большой комок, выдавая ответы. Как простейший алгоритм. Если ошибка, то идем дальше,  пока не достигнем "верно". Когда достигли, цикл завершен.
Рицка,  тебя что-то тревожит, я чувствую - боец не спрашивал, а подчеркивал, что знает точно.
Неожиданно, как это и бывало у бойца, в сердце постучалась сосущая пустота. Боец не боялся её, даже привык,  они вполне себе мирно сосуществовали, хоть и первое время было отвратительно трудно.  Но...
Нет того,  что боец не смог бы вынести -  кстати вспомнились слова Минами Ритсу.
К хорошему привыкаешь быстро - и боец даже не заметил, как пустота отступила. Все то время, пока Рицка был рядом, её не было. И тем паче, сейчас, появившись вновь, она давила с утроенной силой.
Добрый день, -  горько усмехнувшись про себя, Соби поздоровался с давней подругой.
я буду биться за нас, Соби, обещаю тебе.  - мысли Соби прервал очень четкий голос  Рицки в его голове. Было странно слышать, раньше у бойца и жертвы никогда это не выходило. И Соби, тут же отогнав от себя ненужные мысли, улыбнулся Рицке и точно так же, четко произнес, обращаясь  в мыслях к агнцу - Я отдам за тебя жизнь, Рицка, а потом чуть поправился, понимая, что мальчику это может не понравится - Я отдам жизнь за НАС
Даже то, что Рицка, как обычно бывало, не вырывался из его объятий и не кричал,  еще больше удручало ситуацию, придавая ей оттенок горести и неизбежности. Соби мотнул головой, словно так пытался отогнать непрошенные мысли и, ободряюще улыбнувшись мальчику, встал во весь рост и снова закурил.
Я провожу тебя до дома, Рицка - это тоже не было обычным вопросом, Соби вновь утверждал,  не желая оставлять мальчика одного и на минуту.  Даже если  сейчас Рицка откажется,  Соби все равно будет идти за ним.

0

111

Рицка повернул голову и посмотрел на Бойца снизу вверх и чуть сбоку. Серьезно, слегка сдвинув брови и немного неуверенно. Соби выглядел практически как всегда: голова в облаках, неуловимый взгляд и нейтрально-бодрая улыбка, но... - Я отдам за тебя жизнь, Рицка. Мальчик был уверен, что его Боец не произнес ни слова. - Я отдам жизнь за НАС. Губы Соби оставались неподвижными. Я же видел, что он ничего не говорил! Или у него вид такой: Рицка и так далее? Это не бывает! Но ведь я слышал! И потом, как он поправился и вместо "за тебя" сказал "за нас". А может, это я просто сам напридумал? Нафантазировал. Сеймей говорил, что я вечно фантазирую разные вещи: вижу и слышу то, чего не было... Ну, ладно.
Рицка решительно ухватил руку своего Бойца:
- Конечно, проводишь, Соби! Идем.
Взрослый странный и непонятный парень невероятным образом оказался вручен Рицке, чтобы тот нес за него такую ответственность, которая и во сне не могла присниться обычному человеку, а Рицка не имел возможности контролировать ситуацию практически никогда. Теперь особенно, потому что он только чувствовал надвигающуюся беду, но не понимал, откуда ждать ее, надо ли рассказать о своей тревоге Соби. И собственная рука, пытающаяся уверенно держаться за ладонь Стража, казалась маленькой и беспомощной.
---- Домой, потом к Кацуко-сенсей.

Отредактировано Аояги Рицка (2010-05-10 13:23:49)

0

112

Соби не мог позволить себе одного - чтобы Рицка почувствовал еще и его беспокойство. Хватало того, что чувствовал  он сам. Боец без труда  эмоционально чувствовал Рицку, что, конечно,  не могло не радовать их обоих, но не в данной ситуации. Единственным вариантом было, сломать в себе все  чувства.  Что же, не в первый раз. Соби вновь улыбнулся, начиная свою игру, неизвестно для кого больше - для Рицки, или для себя - чтобы удачно сыграть свою роль. С эмоциями и предчувствиями было покончено ровно в пару минут. Отработанная практика. Максимум, что мальчик  мог сейчас почувствовать - легкое волнение, которое можно было списать на что угодно.
Тревога Нелюбимого не проходила - Соби чувствовал это даже кожей. Маленькая ладошка в его руке казалась еще меньше и беззащитнее, чем обычно. Боец твердо решил для себя, что не позволит, чтобы с мальчиком случилось  хоть что-то.
Нет, Рицка, наши с тобой опасения не должны подтвердиться. Я не должен этого позволить. Неужели это вновь 7 лун? Интересно, Ритсу когда-нибудь успокоится? Я почти уверен, что для Рицке это не грозит  ровным счетом, ничем. Но приказ есть приказ. Я этого не позволю. - Соби сжал пальчики Рицки чуть сильнее, и  вновь повторив все тот же опыт,  произнес, мысленно обращаясь к своему агнцу - Рицка, я тебя не подведу. Верь мне.
Сколько  раз Агацума уже говорил эти сова? Десятки рад - точно. Рицка говорит, что не верит, и тем не менее раз за разом,  Соби замечает, как светлеют у Нелюбимого глаза.
Не хочет - но все равно верит, надеется.  Взрослее, чем дети его возраста. И все же - ребенок. С такой же открытой и наивной душей. У него еще теплиться надежде на дне ящика., - тут Соби неминуемо вспомнились мифы древней Греции  о ящике  Пандоры, - ...открылся ящик, и из него вылетели на свет - все болезни, горести, боль, чума. И только на самом дне осталась маленькая надежда. - процитировал про себя Агацума, и только сейчас понял, что Рицка ассоциируется у него именно с этой легендой.
Соби тряхнул головой, сбивая наваждение, и  новой волной чуть сильнее сжал пальчики Нелюбимого.
- Конечно, проводишь, Соби! Идем. - Рицка старается говорить твердо, и, видно пытается сохранять самообладание. Соби улыбнулся, на этот раз искренне. Такой маленький, а пытается его эмоционально защитить. Так приятно для любого бойца, и так непривычно для Соби.
Пойдем, прогуляемся до твоего дома пешком? Я так давно не говорил…просто так. Поможешь мне в этом? - Соби намеренно хотел отвлечь своего агнца. Быть может, разговорившись, он перестанет думать о плохом?
Агацума перехватил руку Рицки,  безмолвно давая понять - "Вот я, здесь, и нам ничего не грозит."

0

113

Услышав слова Бойца, Рицка буквально остолбенел, недоверчиво глядя на него широко распахнувшимися глазами. Он пару раз даже открыл и закрыл рот, собираясь ответить, но удачных фраз не придумывалось. Как раз наоборот, самые простые и те будто с перепугу попрятались куда-то между извилин в мозгах, поэтому Рицка стоял и только глазами и ртом хлопал. Наконец, ему удалось прийти в себя, и он кашлянул и промычал что-то маловразумительное:
- Эээ… Да. Конечно… Соби. Я помогу. Не сомневайся… да…
Рицка неуверенно развернулся и, держа Соби за руку, потопал вперед, думая о том, что…  да черти о чем, если по правде, и периодически украдкой кося на Бойца фиолетовым глазом.
Не про учебу же мне с ним разговаривать. Хотя… можно и про нее, любимую, потому что я просто не представляю, о чем еще.  Говорить о том, что действительно важно и интересно, нельзя: ему плохо станет. Рассказывать про этот чертова моего Истинного Бойца тоже нельзя: Соби начнет себя накручивать и до таких чертиков додумается, что только туши свет. Сказать ему, что меня аж скручивает внутри от ожидания чего-то плохого? Нет. Это может просто от недосыпа, а он начнет с ума сходить. Вот и выходит, что ни о чем говорить нельзя
И тут Рицку посетила счастливая мысль. Видимо, предстоящий поход к Кацуко-сенсей  что- то поднял с задворок сознания Аояги-младшего. Он раздумчиво почесал кончик носа, который вообще-то не чесался,  и, посмотрев на Соби как ему казалось совершенно профессиональным Кацукосенсеевским взглядом, кашлянул и произнес:
- А о чем ты хотел бы поговорить, Соби?
Как дурак, небось, выгляжу! – недовольно подумал он про себя, и чтобы Соби не подумал, что его Агнец совсем тупой придурок, Рицка, не выпуская ладони Бойца, поднырнул ему под руку и спрятался за длинным шарфом Агацумы.

0

114

Неизвестно, что творилось в мыслях  парня, но тот явно был озадачен вопросом Соби. Было забавно наблюдать, как Рицка резко замолчав, словно рыба пару раз открыл рот, но предложение так и не начал.  Признаться, со стороны Соби  это  было довольно-таки   нечестным приемом. Но даже если так, то мальчик перестал думать о плохом, переключившись на то, что можно было ответить бойцу. Соби не сказал и  слова неправды, ведь, действительность обстояла еще хуже, чем он интерпретировал мальчику. Соби не помнил и  одного разговора на отвлеченные темы. Выходило так, что бойцу всегда приходилось быть в постоянном напряжении - Ритсу-сенсей не давал расслабиться, а с Сеймеем это было даже опасно. Агацума не имел права устать, и никогда не давал волю подобным мыслям, понимая, что это может   пробить брешь в его обороне, от целостности которой зависело здоровье и моральное равновесие агнца.
Защищай своего агнца, борись! - вспылили в голове очередные слова Ритсу. Именно это  он произносил каждый раз, когда на спину бойца вновь и вновь обрушивались удары плетью. Это то, что было кроваво пришито к подкорке бойца, и  не будет забыто.
- Эээ… Да. Конечно… Соби. Я помогу. Не сомневайся… да…  - прошло не меньше пары минут, прежде чем Рицка ответил бойцу хоть что-то. Агацума улыбнулся, чуть наклонив голову, но продолжал молчать, он знал, что за этим последует еще что-то.
Маленькая ладошка сжала большую руку бойца, и пара двинулась вперед. Все это время Соби не переставал внимательно следить за Рицкой - за каждым его движением, случайным взглядом, который то и дело останавливался у него на глазах.
О чем же ты думаешь, малыш? О чем можно поговорить со мной? Разве нам нечего обсудить? Разве мы те, кому  нечего уже сказать друг другу? - Соби мотнул головой, рассеивая наваждение, - Или не можешь разобраться в  своих предчувствиях...ты отвлекся, Рицка…или? - боец поймал себя на мысли, что уже в который раз разговаривает с агнцем мысленно. Порой, даже будучи уверенным, что Рицка не услышит его, будучи за десятки километров друг от друга, боец невольно продолжал эту "игру".
- А о чем ты хотел бы поговорить, Соби? - наконец заговорил мальчик. Соби  не смог сдержаться , и по-доброму рассмеялся - очень уж Рицка был похож на абстрактного сенсея, упоминающегося в различных анекдотах.
А что, если поговорим о тебе? Есть что-то, чем ты хотел бы поделиться со мной? Может, то, что давно лежит гнойниками на сердце? - Соби и сам не заметил, что перевел разговор совсем не в  то русло, в которое планировал. Но отступать было поздно.

0

115

Ну, ты в своем репертуаре, Соби: сказал "А", а вместо "Б" начинаешь считать от одного и до бесконечности. Смущение разом прошло, уступив место раздражению. Рицка вынырнул из-под шарфа Агацумы и сердито посмотрел на него:
- Соби! Это ты вроде хотел поговорить, а теперь что ли передумал и типа ловко так перевел стрелку, да?
Рицка был возмущен подобным хитрым маневром Бойца: он тут всю голову уже сломал, о чем с ним говорить, сто раз дураком себя почувствовал, а этот Соби его просто... снова сделал ослярой! Нарочно он так делает? Ну уж вот тут тебе фигушки, дорогой Соби! Раз сказал, что хочешь поговорить, так уж говори! Рицка определенно начал заводиться: влетать носом в стенку он не любил.
- Ты сказал, что хочешь поговорить, Соби. Давай поговорим, только о тебе, а не обо мне. Потому что мы и так все время обо мне разговариваем. А когда коснется тебя, сразу все сворачивается.
Рицка вздохнул, вспомнив, во что обычно выливаются попытки узнать что-нибудь о Соби: кровавыми бинтами или полуобмороком, и сбавил обороты. Он легонечко погладил большим пальцем внутри запястья Стража и проговорил:
- О чем бы ты  хотел поговорить, Соби. О  себе только, ладно?
Он надеялся, что ни голос, ни взгляд его не были слишком беспомощными и умоляющими.

+2

116

- Соби! Это ты вроде хотел поговорить, а теперь что ли передумал и типа ловко так перевел стрелку, да? - Рицка в один момент стал похож на выгнувшего спинку,  шипящего котенка, которому явно не нравилось поведение... ну, в данном случае, Соби. Агацума улыбнулся, слишком уж забавным выглядело подобное поведение Рицки, и уж конечно, не пугающим, как, наверное, хотелось казаться Рицке в тот момент.
Пара - полноценная, набирающая силу пара. - пронеслось в голове у бойца. Сначала к это фразе было  приставлено слово "все-таки", но даже мысленно произнесенная фраза показалась Соби оскорбительной как для Рицки, так и для него самого,  поэтому она тут же исчезла, оставив в мыслях бойца лишь неприятное воспоминание.
Агацума удивительно легко чувствовал перемены в эмоциональном фоне Нелюбимого - это не могло не радовать его. Но важнее было то, что сам и сам Рицка тонко уловил "трюк" своего бойца. Раньше это сходило Соби с рук. И теперь, естественно, он будет осторожнее.
- Ты сказал, что хочешь поговорить, Соби. Давай поговорим, только о тебе, а не обо мне. Потому что мы и так все время обо мне разговариваем. А когда коснется тебя, сразу все сворачивается. - возмущенно произнес Рицка, выпорхнув из-под плаща Агацумы. Соби едва заметно нахмурился - боец не любил эту тему.  Ходить по лезвию бритвы, Соби, конечно привык, но рисковать лишний раз не хотел. Говорить о себе, значило вновь и вновь врать Рицке, или, просто молчать. Неизвестно что было хуже. Если Агацума молчал - Рицка злился, выходил из себя, порой  кричал и даже плакал. Спокойно на это Соби смотреть не мог. Если его лицо оставалось непроницаемым - это еще ничего не значило. Хуже было, когда Агацума начинал врать. Невыносимо от того, что Рицка верил ему. Верила каждому его слову. Кричал о том, что тот лжец и обманщик, плакал, но все равно доверял, как себе, а может и больше. А это казалось самым страшным. И естественно, услышав, о чем хочет поговорить Нелюбимый, Соби напрягся.
Прошло не больше пяти минут,  и  Рицка сник,  престав  в одночасье злиться на Агацуму, и тихо… почти умоляюще произнес -
- О чем бы ты  хотел поговорить, Соби. О  себе только, ладно? -  в огромных фиалковых глазах больше не было ни злости, ни разрежения, скорее  тихая, совсем беспомощная просьба. За такое, конечно, можно было отдать все. Но не платить же за это враньем? Поэтому Соби сделает все, чтобы избежать темы о себе.
Агацума на секунду приостановился, убрав непослушную светлую  прядку волос с лица. Украдкой взглянув в глаза мальчика еще раз, Соби заговорил -
Рицка, разговор планировал быть... ни о чем. Именно  то, в чем сейчас нуждаюсь и я, и ты. Можем поговорить о компьютерных играх. Во что ты играешь, Рицка?

0

117

Понятно. Опять снова здорово. Что же, Соби, все как всегда. Только знал бы ты, как меня это уже задрало! Глухое и тяжелое раздражение плотно навалилось на Рицку. Зачем вообще затевать разговор, если не собираешься ничего говорить? Чтобы заставить собеседника трепаться и таким образом создать впечатление, что тебе не все равно? Типа, мы же общаемся? За придурка он меня держит наверное, раз считает, что я все проглочу и не замечу. Вот спасибо за такое мнение, Агацума-сан... Было непонятно, почему это Соби так думает, и оттого особенно обидно. Наверное, так и есть. Он старше и лучше разбирается в людях. Кроме того, ему стопудово скучно: повесили на шею малолетку-неумеху и няньчься с ним. Вот он и придумал ловкий ход, чтоб переводить стрелки. Типа я буду языком молоть, а он помалкивать и анекдоты про себя травить, чтоб совсем не взвыть от тоски. Или строить планы, как он, наконец, придет домой и хоть на время будет свободен от необходимости общаться с таким придурком. Зачем, спрашивается, тогда со мной потащился? Ах, да, приказ... Ну, Сей, ты и удружил. Рицка, пожалуй, в первый раз подумал о брате с таким раздражением, что сам испугался. Впрочем, ты ведь хотел, как лучше, - подумал он вдогонку. Но обида  накатила новой волной, и он начал тонуть в ней, захлебываясь и все глубже погружаясь в отчаяние. Вы все вечно хотите, как лучше. Только никто не поинтересовался, что я об этом думаю!
Рицка, разговор планировал быть... ни о чем. Именно  то, в чем сейчас нуждаюсь и я, и ты. 
Ага, как же. Разговор планировал быть односторонним, и нуждаешься в этом только ты. Я совсем не хочу один тут распинаться.
- Можем поговорить о компьютерных играх. Во что ты играешь, Рицка?
От этих слов Рицку аж передернуло. После небезызвестных событий он вообще перестал играть: одна мысль об этом вызывала в нем неконтролируемый ужас. Он вырвал у Соби руку и отрывисто проговорил:
- Я... не играю. Вообще! Ясно тебе, Соби? Не играю...
Он смотрел на Агацуму с болью и упреком, не понимая, за что тот столь жестоко с ним обошелся: ведь не было ни малейшей необходимости провожать его и заводить все эти разговоры.
Да он просто не подумал, как это мне будет... потому что все для галочки. Проводил, поговорил, поставил плюсик в графе "выполнено" и пошел домой с чистой совестью и выполненным долгом. Ладно, Соби, я облегчу тебе судьбу.
- Дальше я один пойду. Не надо меня провожать, понятно? Не надо!  Рицка рванул с места с такой скоростью, что рекорд округа среди юниоров был бы ему обеспечен, потрудись кто-либо его зафиксировать.

Отредактировано Аояги Рицка (2010-06-02 09:54:13)

0

118

Рицка злился, негодовал, и, скорее всего,  вновь накрутил себя по самое "не хочу".
- Я... не играю. Вообще! Ясно тебе, Соби? Не играю... - голос Рицки отдается в ушах горечью, и еще чем-то колким, и Соби не успевает понять чем, все происходит слишком быстро. Слова режут не хуже, чем излюбленные наказания Сеймея, а быть может, и хуже. Нет,  в словах Рицки, вроде бы, и не было ничего обидного, да только  интонация, с которой говорил мальчик, вырванная из его руки теплая ладошка, все говорило о крайнем раздражении.   Именно от этого, сказанная фраза превратилась в кислоту,  тонкой струйкой приходящуюся по всему существу бойца, выжигая для себя русло, и уничтожая на своем пути все преграды.  Ощутимее всего было отсутствие  мягкой ладошки агнца, и контраста той обстан6овки, что была еще пару минут назад.
Что же тебя так задело, Рицка? - боец искренне недоумевал, пытаясь найти в своих словах что-то обидное,  что могло задеть мальчика, но не находил, сколько не пытался.
Прости, Рицка..  - запоздало подумал Соби. Боец все еще не знал, за что мысленно просит прощения у мальчика, но что бы это ни было, для Соби оказалось главным душевное равновесие агнца.
- Дальше я один пойду. Не надо меня провожать, понятно? Не надо! - после этих слов, Соби уже прекрасно понимал, что за ними последует, и попытался схватить руку мальчика, не дав тому убежать, но ладони поймали лишь воздух - Рицка мчался от него с такой скоростью, что ему мог позавидовать любой спортсмен.
Соби выдохнул, и пустился за Рицкой, но сделал всего несколько шагов, и остановился, опустив голову. Бежать за Рицкой бесполезно. Во-первых, тому надо остыть, иначе ничего хорошего из этого не выйдет, ибо это было уже пройденным ими этапом. Во-вторых, в словах мальчика Соби почувствовал безмолвный приказ. Да, слов "Это приказ" не было, но в каждом слове звучало столько уверенности и власти(???????),что Соби невольно отступил, позволяя мальчику делать то, что он считает нужным.
Прости, Рицка..Я люблю тебя- крикнул Соби вдогонку. Он не знал, услышал ли его мальчик, в ушах которого, наверняка, свистел ветер, но всё же, произнес это вслух. Именно сейчас Соби настолько захотелось сказать это вслух, что он не смог побороть себя... хоть и звучало это в данной ситуации, как минимум, нелепо.
Интересно, Рицка... услышу ли когда-нибудь я такие же слова в ответ? - Соби горько усмехнулся, и достал из кармана пачку сигарет и зажигалку. От дерзости собственных мыслей, лоб бойца покрыла испарина.
Да, Агацума Соби, ты   отвратительный боец, если позволяешь себе подобные мысли. Ты живешь ради агнца, и не в праве ни требовать, ни даже думать о какой-либо отдаче. Твое сердце, душа, тело и мысли принадлежат жертве. Рицка.. Знал бы ты насколько я хочу, чтобы ты принял меня, пустил за свою "завесу". Знал бы ты, насколько все мое существо стремиться быть твоим, насколько я хочу отдать тебе все, что я имею, и даже то,  чего пока у меня нет, но что я обязательно для тебя приобрету. Будь то мысли, слова, материальные или духовные... не важно, Рицка. Прими меня. - мысли опять приобретали крайне дерзкую форму,  и Соби дал себе четкую установку,  не сметь больше думать подобным образом.
Соби  закурил сигарету, и глубоко затянулся, да так, что начинала кружиться голова. Агацума всегда любил ощущение самой первой затяжки - наиболее ощутимое, и приносящее некое спокойствие, пусть и совсем ненадолго. Боец еще долго не двигался с места, с грустью смотря  в ту сторону, где только что скрылся Рицка.
Докурив сигарету, Соби бросил её себе под ноги, и затоптал каблуком своих лаковых ботинок, еще раз с грустью окинул это место взглядом, и направился домой. Сотовый в карманах  брюках практически «жег» Соби ногу, и он аккуратно достал его. Открыв раскладушку, Соби  нашел в телефоне последние вызовы, и, выискав самую последнюю запись "Аояги Рицка", несколько минут смотрел на дисплей, пока тот не погас. Так и не нажав кнопку вызова, боец захлопнул телефон, убрав его  в карман, и  быстрым шагом направился к дому.
---> (телефонный разговор с Йоджи) Улица возле дома Кацуко-сенсей

Отредактировано Агацума Соби (2010-06-05 15:58:57)

0


Вы здесь » Loveless... to be continued. » Токио. Open air. » Парк Уэно. 30 ноября.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC